Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:27 

Наброски яойной манги

Лира Джанко
"Будь проклят тот день, когда я впервые сел за баранку этого пылесоса!" ©
Название: Наброски яойной манги
Авторы: Лира Джанко и ilana
Бета: Маленькие Тучко. И немного – Лира Джанко
Фэндом: Тетрадь Смерти
Жанр: агнст, ПВП
Рейтинг: NC-17
Пейринг: L/Лайт, Миса
Размер: мини
Краткое содержание: Миса обещала подружкам нарисовать яойную мангу, а Лайта и Рюдзаки попросила позировать...
Состояние: закончен
Отказ: Нашего тут ничего нет, кроме словоизвращений и той самой манги...
Размещение на других сайтах: Нельзя. Сами разместим.
От авторов: Сперва ilana наваяла зарисовку про мангу, а потом пришла Лира и нагло впихнула туда энцу. А после общими усилиями это довели до той кондиции, которую вы видите сейчас)))

Как Лира и обещала - новенькое. Наконец-то оно появилось...

— Так, а теперь идите к кровати…
— Хорошо…
— Эй, эй, подожди! Зачем вы перестали обниматься? Так и идите вдвоем… — оторвавшись от листа бумаги с набросками, Миса недовольно уставилась на парней.
— Это нецелесообразно…
— Зато это правильно! Вернитесь к двери.
— Ксо…
— Лайтик, не ругайся! Ты же сам согласился позировать…
— Ты не предупреждала, что это яой.
— Ну пожа-алуйста… - канючила девушка. – Я уже пообещала девочкам, что нарисую этот комикс для праздника. Пожалуйста-пожалуйста!..
— Я-то не обещал этого никаким «девочкам»!
— Ты обещал это мне. Лайтик, пожалуйста, всего три кадра… - модель умильно похлопала глазками.
— Ладно… - тоскливо вздохнул Лайт. – Пошли, Рюзаки, нас ждет второй дубль.
— Или четыре… Ну, максимум пять… Я просто, как вы понимаете, не очень хорошо умею рисовать мангу, - с самым невинным видом "обнадёжила" их Миса.
— И слава богу. Так, значит, мы обнимаемся, как бы целуемся, идем в койк…
— Подожди!
— Ну что еще? — недовольно спросил L.
— Поменяйтесь местами.
— Что? — Лайт неверящими глазами посмотрел на девушку. Нет, она действительно именно это и сказала.
— Поменяйтесь. Пусть Рюга… Рюзаки будет сэмэ.
— С чего это вдруг?
— Лайт, не спорь с ней. Какая разница, не на самом же деле нам заниматься сексом. Чем быстрее договоримся, тем быстрее закончим.
— Рюзаки, ты лапочка! –Миса захлопала в ладоши, чуть не растеряв при этом все свои наброски. - Лайтик, ну давай, становись к стене!
— Сумасшедший дом… — пробормотал Лайт, не очень вежливо отпихивая в сторону зазевавшегося Рюзаки. — Нет, ты все-таки можешь мне объяснить, почему я — укэ?
— Потому что… — Миса смутилась. — Ладно, неважно, просто мне так рисовать удобнее. У Рюзаки спина более… выразительная.
— У Рюзаки? Спина? — Лайт засмеялся. — Ты хочешь распугать всех подружек такими страшными картинками?
— Лайт… — L снова хотел сказать, чтобы Лайт не тратил время на препирательства, но решил заставить его замолчать другим способом. Крикнул: — Миса, рисуй, пока он не вырвался, — и залепил ему рот поцелуем.
Миса восторженно пискнула и принялась быстро делать наброски. Но уже на втором в ее глазах появилась некая озадаченность, сменившаяся озабоченностью, а после третьего она сказала:
— Ладно, хватит! Миса, конечно, очень благодарна Лайтику за то, что он ради нее готов даже целоваться с Рюзаки, но если он будет делать это так долго, Миса, чего доброго, начнет ревновать! — она хихикнула, показывая, что это всего лишь шутка и на самом деле она, конечно, ни в чём подобном заподозрить Лайтика не может.
Лайт оттолкнул L от себя, тяжело перевел дыхание, вытер губы.
— Давно не ел столько сладостей. Так, что дальше? Мы, не прерывая объятий, идем в койку?
— Ага… И раздеваетесь на ходу.
— Слушай, что мы тебе, акробаты? Обниматься, идти, еще и раздеваться, еще и, наверное, иногда целоваться при этом…
— Ты считаешь это чем-то необычным? Гм… Ты девственник? – равнодушно поинтересовался Рюзаки, очевидно, считая все, отвергнутое Лайтом, вполне нормальным.
— Хихик… Я хотела сказать, это очень здорово, что Лайт ждал Мису так же, как она его, но…
— Да перестаньте вы! Я об этом… — Лайт тряхнул рукой. Наручники весело зазвенели.
L задумчиво перевел взгляд на цепь. Потом на Мису.
— Если ты пересядешь ближе к двери, мы будем заслонять от тебя цепь.
— То есть наша одежда на ней повиснет и не будет мешать рисовать? — уточнил Лайт. — Всё равно, я обязательно споткнусь. Мне же еще и задом наперед надо будет идти.
— Лайт, не прибедняйся. По физкультуре у тебя тоже всегда были пятерки – значит, у тебя должна быть отличная ориентация в пространстве.
— Так, — сказала Миса, уже перетащившая свой стул к другой стене. — Начинайте!
— Хорошо… Значит, мы обнимаемся, целуемся…
— Я уже рисовала, как вы целуетесь, давайте, раздевайтесь скорее!
— Ну… Я подумал, возможно, тебе лучше будет и эту сцену перерисовать с нового ракурса… Ты согласен, Лайт?
— М-м… Угу. Но если не надо, то не надо.
— Хорошо. Я начинаю его раздевать.
— Мы оба начинаем друг друга раздевать. Что я тебе, чучело, что ли?
— Хорошо. Мы оба начи… — тут уже детективу помешали комментировать свои действия, причем тем же способом, каким он сам пятью минутами ранее заткнул Лайта.
— Мальчики! — обиженно воскликнула Миса. — У меня тоже не так уже много времени…
— Ладно… Порадуем… девушку… — Лайт неловко содрал с Рюзаки майку, тот, несмотря на все помехи, методично освобождал от одежды его самого.
— К кровати идите! — крикнула Миса, торопливо чиркая карандашом по бумаге. — Не будете же вы тут голые бегать по комнате!
— А, ну да… — Рюзаки, схватив Лайта в охапку, развернул его спиной к дивану и двинулся вперед. Одежда гирляндой тянулась за ними, попадая под ноги.
— Я сейчас упаду! — заорал Лайт. — Нет, я думаю, люди все-таки как-то по-другому ходят, когда… в таких ситуациях, в общем.
— Да, пожалуй, — кивнул Рюзаки. — Как минимум, они ходят быстрее.
— Если я буду идти быстрее, — сказал Лайт сквозь зубы, снова натягивая рубашку, чтобы сбросить ее в следующем «дубле», — Миса не успеет нас нарисовать. И мне придется ходить тут еще десять раз.
— Мальчики, ну идите уже как-нибудь, — грустно сказала Миса. — Я потом дофантазирую.
— Ладно. Значит, мы идем, — L вместе с Лайтом продвинулся на шаг к дивану, — целуемся, — притянув его к себе, ткнулся лицом в плечо, — раздеваемся, — левой рукой на ходу стянул с него опять рубашку, — продолжаем идти… Дальше что там в твоих веселых картинках планируется?
Лайт, который, кажется, слишком хорошо вошел в роль, запоздало остановился, пытаясь прийти в себя. Нервно моргнув, посмотрел на Мису в ожидании ответа.
— Ну… вы ложитесь, — девушка пожала плечами.
— Как именно? Я швыряю его на кровать и прыгаю на него сверху? Мы садимся рядом на край и затем ложимся? Мы залазим на кровать на четвереньках? Я сажаю Лайта на кровать, становлюсь перед ним на колени, целую его, в общем, присоединяюсь к нему несколько позже? И зачем мне вообще куда-то ложиться — разве не проще будет ему просто опереться на эту кровать? Раз уж ты сказала, что в твоих картинках это будет именно кровать, а не диван, как у нас.
— Ничего не понимаю, — забормотала Миса, зажимая уши руками. — Ложитесь как хотите, Миса не знает, как это делается, у Мисы всё перепуталось в голове!..
— Лайт, — L повернул его лицо к себе. — Будем рассуждать логически. Ты сам расстегнешь на себе штаны или это сделаю я? В зависимости от этого и будем выбирать первоначальную позу.
В начале этой его реплики Лайт только непонимающе хлопал ресницами, в середине — готовился сказать какую-нибудь гадость, а в конце только хмуро ответил:
— Сам. Чисто логически — я уже снял с тебя футболку, мне всё равно руки некуда девать.
— Замечательно. Тогда на подходе к кровати ты должен развернуться и залезть на нее на четвереньках. А я вслед за тобой. Ну и…
— Мне это не нравится, — сказала Миса дрожащим голосом. — Я передумала, может, все-таки Лайтик будет сэмэ, а Рюзаки укэ?
L вздохнул. Лайт посмотрел на него, потом на Мису, потом снова на L. И сказал:
— Пусть будет как есть, лишь бы разделаться с этим поскорее, ладно?
— Ну ладно, — с сомнением согласилась Миса. — Я не настаиваю. Тогда залазьте уже на кровать.
— Хорошо… Значит, мы обнимаемся, — Лайт полуобнял Рюзаки, тот с готовностью прижал его к себе, — целуемся, — прижался щекой к его холодной щеке, — я снимаю брюки…
— Я расстегиваю свои…
— Лайтик…
— И я падаю на кровать и лезу на нее…
— А я лезу за ним…
— Ла-айтик… Не надо было на самом деле снимать штаны… Я бы дофантазировала…
— Чёрт, да что же это такое! — Лайт, злой и раскрасневшийся, вскочил и натянул брюки. L тем временем флегматично застегнул ширинку и уселся на диване, ожидая, чем все закончится, и не вмешиваясь в разговор. — То ей разденься, то ей оденься, то ей начни целоваться у двери, то ей залезь на диван… Думаешь, для меня это вот так вот совсем просто и нормально — раздеться перед девушкой до трусов?
— Думаю, нет, — сказала Миса грустно. На глаза ее навернулись огромные слезищи. — Лайт, прости. Я не буду больше вам мешать… Я не буду… — смяв все изрисованные листы и швырнув бумажный ком в сторону Рюзаки-разлучника, она вскочила и выбежала из комнаты. Лайт сделал два шага за ней, но остановился раньше, чем цепь натянулась.
— Как ты думаешь, что это с ней? — спросил L, доставая из кармана чупа-чупс. Лайт повернулся к нему, собираясь дать какое-нибудь объяснение. — Хотя нет, не надо. Я понял. Бедная девушка. Надеюсь, этот инцидент не помешает расследованию.
— И что дальше?
— Гм… После того, как мы залезли на кровать со спущенными штанами? Я думаю, дальше надо…
— Да ну тебя, — сказал Лайт, махнув рукой. — Я же серьезно.
— Я тоже, — сказал L. Подобрав один из листков, брошенных Мисой, он осторожно развернул его. — Жаль. Хороший бы был яой.
— Хороший? А ты яой любишь? — подозрительно сощурился Лайт.
— Люблю, - кивнул детектив. — И даже больше, чем ты думаешь...
Дальше все произошло так быстро, что Лайт не успел ничего понять, просто через пару секунд он обнаружил, что лежит на диване, крепко прижатый к нему тощим телом Рюдзаки, а тот, вклинив своё колено между его бёдер и заведя за голову обмотанные цепью (когда успел?!) запястья Лайта, с хищной усмешкой пристально смотрит ему в глаза.
— Какого?... — договорить Лайт тоже не успел — Рюдзаки впился ему в губы грубым поцелуем. Он мял своими губами рот Лайта, покусывал то одну, то другую губу, а когда Лайт, тщетно пытаясь отвернуться и что-то сказать, приоткрыл рот, протолкнул туда язык, касаясь им его языка.
"Господи! Неужели он собрался меня... изнасиловать?! — билась в голове Лайта паническая мысль. Он заёрзал, задергался, пытаясь вырваться из хватки детектива — тщетно. В какой-то момент его пах крепко прижался к паху Рюдзаки, и Лайт ощутил его возбуждение и — к своему ужасу и стыду — отклик собственного тела. — Я извращенец..." — с этой мыслью Лайт заметно ослабил свое сопротивление.
А Рюдзаки, видимо, тоже почувствовал реакцию Лайта, потому что на миг оторвался от его губ, глядя в глаза своей "жертве", ухмыльнулся довольно и бесстыдно — и атаковал шею юноши: целуя, вылизывая, покусывая...
...Немного успокоившись, Миса решила все-таки вернуться и забрать рисунки: она ведь обещала девочкам эту мангу. Конечно, все её наброски теперь смяты, придется перерисовывать заново... Ничего, это не так уж и трудно.
Заглянув в комнату, Миса обомлела: её Лайтик, прижатый к дивану этим паршивцем Рюдзаки, ёрзал, не то пытаясь высвободиться, не то в нетерпении, а тот был занят тем, что сосредоточенно вылизывал его ушко. Одной рукой детектив удерживал руки Лайта над его головой, а где была другая, Миса не разобрала. Где-то... между их телами.
— Ну же, скажи, что ты этого хочешь... — по-кошачьи промурлыкал Рюдзаки на ухо Лайту.
— Да пошёл ты в жопу, извращенец!
— Как пожелаешь, — ухмыльнулся тот, закидывая одну ногу Лайта себе чуть ли не на плечо, и толкаясь в юношу.
Миса не знала, что держало её у двери. Можно было ворваться в комнату и с криком "Ах вы извращенцы!" накинуться на парней с кулаками, или захлопнуть дверь и убежать прочь, прочь отсюда... Но она по-прежнему стояла, заглядывая в приоткрытую дверь, и со слезами на глазах наблюдала, как её Лайтик сперва охает от боли и пытается вырваться, а потом начинает постанывать уже явно от удовольствия и подаваться навстречу движениям детектива...
— Ненавижу... — тихо всхлипнула Миса.
Рюдзаки наконец-то отпустил руки Лайта, но тот, вместо того, чтобы оттолкнуть, запустил пальцы в растрёпанные волосы любовника, перебирая их в блаженном полузабытьи. Он выгибался под Рюдзаки, неосознанно стараясь глубже впустить его в себя, и тихо сходил с ума от удовольствия. Твердый пенис Эла внутри, так замечательно заполняющий его, задевающий простату при каждом движении, умелая и ласковая рука на его собственном члене... Безумие, сладкое и бесстыдное.
А Элу сносило крышу оттого, как страстно отзывался на его действия Лайт, как тесно его мускулы сжимали возбуждённую плоть детектива. Он прижимался в жадном поцелуе к губам Лайта, скользил ладонью по его члену, а другой рукой пощипывал и слегка выкручивал сосок юноши, отчего тот, кажется, приходил в еще больший экстаз. Восхитительно...
Оба парня испытали оргазм одновременно. Прижимаясь друг к другу, вздрагивая от наслаждения, они не услышали, как захлопнулась дверь, и в коридоре раздался дробный стук каблучков — Миса убегала, размазывая по лицу слёзы...
Когда же они немного пришли в себя, Лайт поднял всё еще затуманенный взгляд на Рюдзаки и сонно проговорил:
— Всё-таки ты извращенец...
— Но тебе ведь понравилось.
— Хм... не буду спорить.
...А Миса, закрывшись у себя в комнате, тихо плакала.
-Ну зачем?.. – всхлипывала она, уткнувшись в подушку. – Зачем я решила попросить их помочь мне? Могла бы сама... нафантазировать... Ещё и лучше получилось бы! И я бы... не знала... – И она зарыдала ещё горше, изо всех сил стискивая подушку в объятиях.
Миса не знала точно, сколько времени она так проплакала. Долго, пока слёзы не кончились сами.
-Ладно, хватит уже... – вздохнула девушка и, нехотя встав с постели, поплелась в душ. – От слёз глаза опухают, и морщинки быстрее появляются. Мне нельзя плакать, иначе я стану некрасивой, и тогда Лайтик уж точно никогда-никогда не будет меня любить!
Прохладная вода смывала с лица Мисы косметику и слёзы, на место боли приходили опустошение и апатия. Мисе казалось, что это всё же лучше, чем боль.
-И всё-таки я не понимаю... – тихо проговорила она. – Почему? Почему я нужна целой куче парней – но только не тому, который нужен мне самой?..
Мисе не хотелось об этом думать. Сейчас ей вообще ничего не хотелось. Выйдя из душа, она забилась под одеяло и вскоре уснула пустым сном без сновидений...
Проснувшись на следующее утро, Миса не сразу вспомнила события предыдущего дня – только когда, потянувшись, задела рукой что-то, зашуршавшее по подушке. Миса почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы...
"Неужели?.. – подумала она. – Неужели эти паршивцы притащили сюда те смятые наброски, чтобы ещё больше меня расстроить?.."
Но, приглядевшись, Миса поняла, что видит совсем другие рисунки, нарисованные вовсе не её рукой. Яойная манга. Законченная. На разных листах рисовка немного отличалась, похоже мангу рисовали вдвоём...
"Вот как... – крутилось в голове Мисы. – Они нарисовали её для меня... Подумать только..."
Манга получилась нежной и романтичной, а постельную сцену парни явно старались прорисовать по минимуму, будто не хотели расстраивать девушку напоминанием о вчерашнем. Раз за разом пролистывая мангу, Миса не знала, плакать ей – или всё же улыбаться...

@темы: Фанфики, NC-17, Death Note (Тетрадь Смерти)

Комментарии
2011-06-26 в 23:52 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Очень интересная история

2011-06-27 в 10:18 

Санси Суймэй
...и сова, дочитав "Отче наш", швыряет первую гранату. Уповай, душа моя, на сову, пулемет и Бога!
Кавай!

   

Аниме & Фанфикшн

главная