Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Название: Хаос, значит?
Глава №: 7
Автор: Мэлис Крэш и zlenok
Бета отсутствует
Персонажи: Шварц, Вайс, Ями-команда с доктором плюс несколько оригинальных.
Рейтинг: R
Жанр: АУ, кроссовер, стеб
Состояние: закончен
Дисклаймер: Персонажи мне не принадлежат, кроме оригинальных
Предупреждение: вещь несерьезная, но рейтинг не за так стоит
От автора: нагло надеюсь на комменты

7

Хисоке было откровенно плохо. Болели ожоги, кружилась голова, а еще было очень холодно. Шинигами не мог точно сказать, отчего его так знобит – возможно, виноват был легкий сквозняк у самого пола или до сих пор не высохшие волосы... Забраться в кресло с ногами сил не хватало.
Акира больше не обращал внимания на мальчика. Контон включил телевизор и на полной громкости смотрел какой-то фильм. Несколько раз он вставал с места – ходил на кухню за едой, один раз принес бутылку сакэ.
Куросаки вспомнил, что в последний раз ел в кафе. Уже прошло довольно-таки много времени, он успел проголодаться. Но просить еду у этого типа казалось унизительным.
Акира не спешил делиться, но мальчику почему-то казалось, что он наблюдает за своим пленником. Прошло примерно пять минут, прежде чем Хисока все же решился сказать:
–Я хочу есть…
Контон ехидно улыбнулся и ответил:
–Присоединяйся.
Куросаки вспыхнул от обиды:
–Знаешь же, что не могу… – сказал он и отвернулся, чтобы не видеть еду.
–Сам виноват, – спокойно ответил Акира. – А ты попробуй попросить нормально. Или тебя родители не воспитывали? – поинтересовался он.
–Не твое дело, – буркнул Хисока.
–Ну, как знаешь, – пожал плечами Контон.
Куросаки вдохнул побольше воздуха и сказал:
–Я очень голоден. Не мог бы ты дать мне поесть?
–Вот это уже другой разговор, – Акира налил в кружку сакэ и положил в тарелку какой-то еды.
–Я… не пью сакэ, – сказал Хисока, вспомнив, чем это закончилось в последний раз.
–Ну… если не выпьешь, то и есть не дам, – сообщил Контон.
«Опять влип, – подумал шинигами. – Одно дело – оказаться в постели у Тсузуки, а другое…», – он предпочел не додумывать и согласился. А что, у него разве был выбор?
–Поверь, так гораздо легче переносить боль, – сказал Акира. – И еще: твоя гордыня тут совершенно неуместна. – Юлаго поморщился, отключил телевизор и сообщил в пространство: – Тупость.
Он подошел к креслу, где сидел мальчик. Куросаки потянулся было к тарелке, но Акира сел рядом и протянул ему кусочек рыбы.
–Ты чего? Я же не маленький… – не слишком уверенно сказал Хисока.
–А вдруг уронишь? – Контон хмыкнул. – Меня Наоко за это кимоно... Ешь-ешь, не стесняйся!
Мальчику пришлось подчиниться.
–Пей, – приказал Акира и поднес к губам шинигами сакэ.
Хисока послушно выпил предложенное.
–Так вот… продолжая беседу о воспитании… Там, где я учился, поощрялись поединки среди воспитанников... не насмерть, и формально они были запрещены. Но наказывали только побежденного. Причем, если он был еле жив, вначале лечили, затем – наказывали... – сказал Контон.
Хисока уже начинал засыпать от принятого алкоголя, но настолько удивился, что открыл глаза и спросил:
–Почему?
–Потому что в настоящем бою проигравшего уничтожают... разве не понятно? – ответил Акира и безразлично пожал плечами.
Перед глазами Хисоки один за другим замелькали эпизоды из жизни этого странного человека. Вот он, совсем маленький ребенок, в каком-то помещении, напоминающем классную комнату. У Куросаки по коже забегали мурашки – настолько все здесь ненавидели друг друга. Воспитатели – своих воспитанников, а те, в свою очередь, воспитателей и друг друга. Сцены бессмысленной жестокости и унижений захлестнули мальчика, он начал задыхаться.
«Теперь я понял, почему ты такой», – подумал Хисока.
–И Наоко... воспитывали так же? – прошептал Куросаки.
–Принцессу учили иначе. Ее сила не зависит от злости и ненависти, – Акира вновь стал непроницаемым. – Знаешь, я ей завидую...
–Это заметно, – ответил мальчик и тут же осекся… не надо было пить это сакэ.
–Она знает... Так что держи язык за зубами. Я могу снова разозлиться, – Контон поставил на столик пустую кружку и тарелку. – А срываться мне больше не на ком...
–Как будто... обязательно... срываться, – Хисока почувствовал, что сейчас просто сползет на пол. Но Юлаго не обманул: боль действительно ощущалась слабее.
–Обязательно, – Акира взял мальчика за руку – как раз чуть выше следов от плети, ближе к плечу. – Пошли, тебе лучше лечь...
«Сколько в нем боли, – мелькнуло в голове у мальчика, – наверное, таким, как он, действительно стоит срываться... а иначе однажды они разрушат весь мир. Странно... он ведет меня к кровати... совсем как Тсузуки, когда мы с ним познакомились...»
Стоило мальчику закрыть глаза, как он увидел своего напарника. Асато лежал на операционном столе, руки и ноги привязаны ремнями. Он был в сознании, но молчал и не пытался вырываться. Рядом со столом стоял Юраме – так же похожий на ангела, как и в прошлом видении.
–Не бойся, Тсузуки-сан, я заберу всю твою боль, – шепнул Рей, нежно касаясь пальцами шрама на правом запястье шинигами.
В операционную вошел доктор Мураки с огромным ножом вместо скальпеля.
–Ну что, начнем, Тсузуки-кун? – спросил он, разрезая на шинигами одежду. Асато закусил губу. Юраме отступил в тень, но связь между ним и лежащим осталась – Хисока видел ее, как тонкую серебристую нить.
–Тсузуки! Нет! – крикнул мальчик, но, подавшись вперед, почувствовал преграду, – Отпустите его! Отпустите! – Куросаки кричал и бился о прозрачную стену, но все было бесполезно. Там, за стеклом, никто не отреагировал на его крики.
Мураки полоснул привязанного шинигами ножом. Затем еще и еще раз, словно вырисовывая на его коже проклятие, подобное убившему Хисоку.
Рей повернулся лицом к стеклу, загораживая страшное зрелище. Мальчик увидел, как одежда Юраме покрывается проступающими изнутри багровыми пятнами.
–Уходи, – твердо произнес Рей. – Ты не обязан страдать вместе с нами...
Хисока проснулся в холодном поту.
–Тсузуки! – прошептал Куросаки. Ему казалось, что он не может вдохнуть. «Что… что они с ним делают? Они хотят убить его? И этот мальчик, Рей, он как будто любит его, забирает его страдания, но не делает ничего, чтобы хоть как-то помочь. Как будто он наслаждается состоянием Асато! А если нет – то почему смотрит на это? И что это за связь между ними?» – мысли путались, наскакивая друг на друга. – Он как будто хочет, чтобы я забыл о Тсузуки, – тихо сказал Хисока.
–Кто хочет? – ехидный голос Акиры разорвал липкую паутину кошмара. – Братишка моей принцессы?
–Да… этот Рей Юраме… в который раз уже снится, – произнес шинигами.
–Если он и правда желает кого-то заполучить, ему нельзя сопротивляться, – Юлаго усмехнулся. – Мэл говорила, что он на порядок обаятельнее, чем она сама... Так что ты ничего не изменишь.
–Изменю. Выберусь отсюда – и обязательно изменю, – упрямо сказал Хисока и снова провалился в сон. На сей раз – без сновидений.

–Неплохое место, – Юраме обвел взглядом мрачный подвал. – Звукоизоляция, нормальный интерьер...
–Главное, чтобы подходило для ритуала, – Мураки закрыл за собой дверь. – Ты лучше меня знаешь, что нужно делать...
–Конечно, – Рей стащил с себя пижамную куртку и подошел к разложенным на столике между двумя операционными столами скальпелям. – И все-таки было бы намного проще не привлекать его...
–Проще не значит лучше, – доктор скрестил руки на груди. – Ты переоцениваешь возможности своего тела.
–Я предлагал вам испытать меня, – мальчик решительно чиркнул по правому запястью. Из разреза вначале выступила кровь, а затем полилась серебристая жидкость, похожая на ртуть. – И сказал, что без посредников получаю силу от боли с другим коэффициентом полезного действия...
Жидкое серебро капнуло на пол и вопреки всем законам физики потекло тонкими струйками, словно обрисовывая ранее нанесенный на пол рисунок. Только вот высеченного в бетоне черновика не было...
–А мог бы сразу признаться, что хочешь меня, – холодно произнес Мураки. – Ах да... ты признался.
Рей рассчитанным движением нанес себе второй порез. Рисунок неярко светился. Уже можно было заметить контуры соединенных пентаграмм и вписанных в них знаков.
–Вам все равно придется это делать, – Юраме опустился на колени, добавляя в рисунок какую-то деталь с помощью кончика скальпеля. – Я усиливаю нашу с ним связь. Хочу чувствовать все...
Третий разрез. На сей раз нарисованный символ покрыла обычная на вид кровь, он ярко вспыхнул, выбиваясь из общего рисунка, и полностью изгладился с поверхности пола. Рей потер запястье ладонью, и раны закрылись, словно их и не было. Но вставать мальчик не торопился.
–Помочь? – доктор наконец-то сдвинулся с места. Воздух потрескивал, словно в грозу. Юраме с готовностью ухватился за протянутую руку.
Полуобнаженный, в меркнущем свете магического круга, он казался вырезанной из ледяной глыбы скульптурой ангела – только живой и слегка теплой. Было заметно, что создание контура выпило из Рея большую часть сил. Но он по-прежнему выглядел невероятно притягательным, и Мураки понял, что не смог бы устоять, займись Юраме им всерьез.
–Благодарю, – мальчик чуть нагнул голову. – Поможете мне дойти до палаты, сенсей?

Тсузуки наконец дошел до двери своей палаты. Рей уже вернулся с осмотра.
–Где ты был? – спросил Юраме.
–Да так, друг приходил навестить, – ответил шинигами и осекся. Вдруг мальчик опять вспомнит о своем одиночестве? Ведь за все это время к нему приходили уже несколько раз, а Рея навестил лишь Шульдих. Но Юраме огорченным не выглядел.
–Как прошел осмотр? – поинтересовался Асато.
Мальчик не успел ничего ответить – в палату снова вошла медсестра и сказала, обращаясь к Тсузуки:
–Доктор вызывает вас в свой кабинет.
Когда шинигами дошел до места – в этот раз он почти торопился, – и взялся за ручку двери, его одновременно посетили две странные, но логичные мысли. Первая – что Мураки там, в кабинете, сейчас чем-то очень раздосадован. И вторая – что демон, живущий внутри Рея, сегодня точно наестся до отвала.
Первое подозрение оправдалось в полном объеме. Асато едва успел закрыть за собой дверь. В этот раз доктор не стал сдерживать себя, действуя с предупредительностью и тактом мартовского кота, которому окончательно снесло крышу и все равно, кого иметь. Распластавшись на кушетке в унизительной позе морской звезды, Тсузуки терпеливо сносил непрекращающиеся атаки. По крайней мере, Мураки не обманывал – было действительно почти не больно, только нарастало с каждым толчком позорное возбуждение.
–Кажется, грубость нравится тебе куда больше, чем нежность, – выдохнул доктор через пару секунд после того, как они одновременно кончили. – И кто из нас теперь извращенец?
–Наверное, я, – простонал шинигами. Тело горело изнутри, Асато с ужасом понимал, что хочет еще – только вот ужас этот был слишком иллюзорным. – Что ты со мной сделал?
–Ничего, – Мураки ласково укусил его в шею. Тсузуки почти задохнулся от невероятно острого наслаждения. Вдвойне острого – из-за стыда...
«Что это было? Я… кажется… – шинигами пытался понять, как же так произошло, но ничего путного в голову не приходило. И вдруг одна внезапная мысль заставила его вздрогнуть всем телом. – Я, кажется, больше наслаждался, чем испытывал боль. И как это отразится на состоянии Рея?»
–Я хочу видеть твои глаза, – похоже, доктор был не прочь продолжить, и плевать ему было на все сомнения и колебания партнера, кроме гармонических и возвратно-поступательных. Навалившаяся на спину тяжесть на секунду убралась, давая послушной игрушке возможность повернуться. На лице доктора, в этом ракурсе прекрасно различимом, наблюдалось пугающее выражение. Как выяснилось спустя секунду, бояться было чего. А ноги, между прочим, прекрасно можно пристроить на плечах... и, повинуясь команде, не отрываясь смотреть в горящие вожделением глаза Мураки.
К концу очередного акта Тсузуки чувствовал себя чем-то средним между выжатым лимоном и мышью, с которой от души наигрался сытый кот. Все тело ломило, хоть это и была скорее информация о повреждениях, чем боль.
Асато до крови прикусил губу, понимая, что нужно терпеть – даже если доктор захочет продолжать, он в своем праве... Сознание мутилось, на секунду шинигами показалось, что на него смотрят стоящие возле стены Рей и Хисока. Тсузуки зажмурился и почувствовал, что проваливается куда-то вниз, в черную пустоту, где нет ни чувств, ни мыслей – только тьма и неумолимо обжигающий тело огонь... Возможно, это и была боль – запредельная, перехлестывающая все барьеры...
«Я действительно никогда не забуду этого», – промелькнула последняя мысль перед спасительным забытьем.

По возвращении секретарь был поражен унынием напарника. Ватари не сидел за ноутбуком и даже не варил новое зелье. Он с тоской смотрел в окно и попутно вопрошал совенка:
–Что же там произошло, 003? Почему я ничего не помню? Может, хоть ты мне подскажешь? Ты ведь тоже там был… – глаза ученого осветились надеждой. Но совенок лишь недоуменно мотал головой. Видеть напарника в таком состоянии было больно даже для сдержанного Тацуми.
Увидев вернувшегося секретаря, Ватари встрепенулся.
–Ты узнал что-нибудь? – спросил он.
–Да все там в порядке, – ответил Сейчиро. – Тсузуки вот считает, что ты просто нанюхался эликсира. А может, ты его случайно попробовал?
–Ничего я не пробовал, – буркнул ученый, – я бы такого не забыл. Кстати – а сам Тсузуки…не изменился?
–Ах ты… Ютака, ты хоть понимаешь, что твои жертвы могут однажды подкараулить тебя ночью в какой-нибудь подворотне? – не на шутку рассердился секретарь.
–Так значит, ничего не получилось? И что же я сделал неправильно? – было видно, что ученый огорчен отнюдь не тем, что его отругал напарник.
–Эй… ты что, не слышал меня? – спросил Тацуми.
–Я тебя очень хорошо слышал… но лучше бы не слышал… – окончательно расстроился Ватари.
–Понятно… знаешь, Ватари, безделье еще никогда никого до добра не доводило, – сказал секретарь. Поговорив с Тсузуки, он уже не думал, что стоит так жалеть своего напарника.
–Ты что, хочешь сказать, что я – бездельник? – не выдержал ученый. – Но я… я… я просто пытался вспомнить, что произошло в больнице!
–Да ничего не произошло. Ничего такого. Ты бы лучше поискал информацию, чем ерундой маяться. Я хочу узнать об этом вызове как можно больше, – сказал Тацуми.
–Хорошо-хорошо. Уже и подумать не дадут, – вздохнул Ватари и сел за ноутбук. – Тиран… – пробурчал он себе под нос. Но секретарь все услышал.
–Я, между прочим, справедливый, – устало сказал Сейчиро. Ругаться с напарником ему не нравилось – очень уж неприятно было расстраивать еще больше этого солнечного шинигами. – Просто мы тут все же по работе, – уже более миролюбиво сказал он.
Ватари молча стучал по клавишам, держа при себе свою оценку «справедливого» сотрудника ДжуОЧо.
«И все-таки это странно. Почему он ничего не помнит? Тсузуки сказал, что ничего необычного с Ютакой не происходило, но это в его палате. А что, если он напоролся где-нибудь на эту девицу и она стерла ему часть памяти? А что, не такая уж неправдоподобная версия вырисовывается», – подумал секретарь.
Ватари и не подозревал о мыслях своего напарника. Сейчас он как раз просматривал документы, относящиеся к периоду «великого разгрома» департамента не без участия одного знакомого шинигами-сладкоежки. Ученый справедливо полагал, что пропустить такое знаменательное событие, как вызов демона, можно было лишь в это время. Но, в любом случае, совсем без последствий обойтись подобное преступление не могло.
Просматривая информацию о многочисленных взрывах и разрушениях, ученый аж присвистнул. «А Сейчиро еще Тсузуки ругает! Да Асато просто отдыхает по сравнению с тем существом, которое все это устроило...»
Секретарь подошел к Ватари.
–Ну, что там у нас? – спросил он.
–Просто коллективное сумасшествие какое-то, – удивленно сказал ученый и зачитал вслух краткое содержание найденной информации. – Наши проблемы в Мейфу в тот же период – просто детские игры по сравнению с тем, что творилось по всей стране, – заключил он. – Я еще понимаю теракты, демонстрации и прочие выражения народного протеста, хоть он и на пустом месте, кажется, образовался... Но вот куда отнести, например, затопление того здания на островке в Токийском заливе?

Примерно в это же время в своем подвале собрались Вайсы. Тема собрания оставалась неизменной уже достаточно давно – куда подевались Шварц и что они творят. Несмотря на помощь, оказанную белым охотникам в деле спасения мира от пришествия Бальдо, а также Айи-чан и Сакуры, паранормы оставались силой, которую нельзя окончательно сбрасывать со счетов. В их стремительное перевоспитание никто из Вайс даже не думал верить.
Но факт оставался фактом – Шварц точно в воду канули, причем в прямом смысле. Конечно, можно было с натяжкой приписать их рукам таинственное убийство, случившееся в особняке одного вполне порядочного члена высшего общества. Сам он был застрелен в собственной спальне, несмотря на многочисленную охрану. А весь штат охранников, успевший подняться по тревоге, был уничтожен не установленным способом. Судя по имевшимся данным, в тупик зашли даже эксперты, и в конечном итоге жертвы списали на воздействие неизвестного доселе науке отравляющего газа.
Собственно, именно за ниточки, исходившие от этой трагедии, и пытались дергать Вайс. Убитый активно сотрудничал с «Акумой», и естественно, что взрыв в одном из подразделений компании привлек внимание охотников. К сожалению, на этом дело и заглохло, ибо никаких доказательств связи добыть не удалось...
–Интересно, как там те чудики из правительства? – задумчиво произнес Кен. Йоджи немедленно скривился, вспомнив, как облажался. – Может, стоило с ними сотрудничать? Что, если нам не хватает именно той информации по «Акуме», которая у них есть?
–А можно мне сказать? – Оми, в последнее время вернувший себе способность передвигаться, но не утративший симбиоза с компьютером, был чем-то определенно возбужден. Айя жестом позволил Цукиёно высказаться, пока дитя не лопнуло от новостей. – Я тут кое-чего накопал... Прошлое у них трогать бесполезно, чисты как ангелы, но вот настоящее... В общем, я нашел Шварц.
–Где? – Хидака и Кудо одновременно подскочили на месте. Фуджимия выразительно поднял бровь.
–Вот, – Оми с довольной улыбкой вывел на большой экран фотографию, которую серьезно портило (в глазах Вайс) лицо Брэда Кроуфорда. – «Акума», похоже, решила расширить свой штат...
–Что ж ты раньше молчал! – эмоциональная реакция Йоджи привела к тому, что Кен, решивший запить полученное известие, немного облился соком. Отреагировал бывший футболист адекватно – толкнул коллегу локтем.
–Прекратите сейчас же, – наконец заговорил Айя, – у нас и без того проблем хватает. Давайте уже думать о деле.
–Значит, об «Акума»? – уточнил Хидака, смахивая с себя остатки сока. – Или о тех чудиках? Что, если они со своим расследованием напорются на этих уродов? Там один Фарфарелло чего стоит...
–Так. Безопасность невинных прежде всего. Нам нужно срочно их отыскать и предупредить, – вынес решение Абиссинец. – И начнем мы с той самой гостиницы.

Ватари и Тацуми пытались переварить полученную информацию. Получалось с трудом – информация слабо укладывалась в голове. Но выводы напрашивались.
–Очень сомнительно, что все это безобразие – случайность, – наконец сказал Сейчиро. Ученый не успел ничего ответить, потому что услышал, как кто-то постучался в дверь.
–Ты кого-то ждешь? – спросил Ютака. Тацуми пожал плечами и пошел открывать. На пороге стояли Вайс. В полном составе.
–Добрый вечер, – невозмутимо сказал секретарь.
–Здравствуйте, – вежливо откликнулся Айя, – можно, мы пройдем?
–Пожалуйста, – ответил Тацуми. Он уже начал подозревать, что у гостей есть цель, и неплохо бы ее вначале узнать.
–Как будто у нас так много места… пришли тут, понимаешь, целым табуном, – пробубнил Ватари, но под взглядом Сейчиро послушно заткнулся.
Вайсы расположились на кроватях. Больше было просто негде. Ютаку выжили на подоконник.
–А где ваш младший? Ну тот, с зелеными глазами, – осведомился Кен.
–Его вызвали по работе, – соврал Тацуми, подумав, что уже сам отчасти в это верит. Невозможность выяснить, что происходит с Хисокой, бесила настолько, что проще было выбросить мысль из головы и не возвращаться к ней. Благо имелись и другие проблемы. – А что вас привело сюда в столь поздний час?
–Судя по всему, вы располагаете нужной нам информацией, – сказал Йоджи.
–Опять? – Ватари чуть не упал со своего места.
–Опять, – подтвердил Кудо, пристально посмотрев на ученого. – Что вы можете рассказать о компании «Акума»?
–Мы что, похожи на справочное бюро? – огрызнулся Ютака, и тут же замолк, потому что Йоджи выразительно постучал по своим «часам». – Я в прошлый раз вам говорил, чем они занимаются. И как прячут концы в воду. Если хотите, я вам сделаю копию того, что нам тогда удалось достать, – ученый покосился на Сейчиро. Тот согласно кивнул. – Только не знаю, чем это вам поможет...
Ватари слез с окна и потащился к ноутбуку. На экране все еще красовалась фотография с места происшествия в Токийском заливе. Четверо Вайс синхронно дернулись.
–Простите, а этот случай вас чем заинтересовал? – очень серьезно спросил Фуджимия, не отрывая взгляда от снимка.
–А… ну, мы тут… мы пытались выяснить кое-что по работе… – попытался увильнуть Ютака.
–Вы точно на правительство работаете? Что-то верится с трудом, – сказал Айя и внимательно посмотрел на секретаря. «Как же мне не нравился этот человек», – подумал он.
–Я же показывал вам документы, – ровным голосом ответил Тацуми.
–Да наш Оми в два счета хоть десять таких сделает! – воскликнул Кен.
–В общем, мне все понятно, – заключил Айя. – Вовсе вы не на правительство работаете. Что же, тем лучше. Мы предлагаем вам сотрудничество.
–В каком смысле? – уточнил секретарь. – И каким образом вас касается то, что там произошло?
–Самым прямым, – ответил Йоджи. – Мы там были, когда оно рухнуло...
–Так это вы устроили? – быстро спросил Ютака.
–Я этого не говорил, – сверкнул глазами Кудо, – и вообще – лучше молчи, может, за умного сойдешь!
–Хватит, – грозно сказал Айя. Препирательства сразу прекратились.
–Итак… каковы ваши условия, и что конкретно вы хотите знать? – поинтересовался секретарь. Наклевывалось действительно взаимовыгодное сотрудничество. – Мне не важно, кем вы нас считаете, но, кажется, вы тоже можете поделиться с нами кое-какими сведениями...
–«Акума», – коротко ответил Фуджимия. – Те паранормы, которых мы искали, засветились как новые сотрудники компании. Само по себе это не бросает на нее тени, но после того, что вы рассказали в прошлый раз... Шварц – существа беспринципные. До этого они работали на группировку, известную как ЭсЦет...
–С которой в сороковые порвал Тайшо, – тем же меланхоличным тоном добавил Ватари. – Фанатики, сдвинувшиеся на бессмертии и вечной молодости... А что это вы все на меня смотрите?
–Да любопытно просто получается, – ответил Йоджи. – Вы прекрасно знаете, что из себя представляют те скоты, которые чуть не вселили своего Великого Балду в сестренку нашего Айи...
–Бальдо, – поправил Оми, тем временем спокойно переписывавший информацию на диск.
–Нам по работе знать положено, – попытался и дальше гнуть свою линию Ютака. – Бальдо, говорите?
–Так, значит, кое-что уже прояснилось, – удовлетворенно заметил Фуджимия. – Шварц предали ЭсЦет, поспособствовали крушению их грандиозных планов и переметнулись к тому, кто был согласен принять перебежчиков. Я думаю, что на этом можно остановиться. Вам. Дальше мы сами...
–Это и есть наше "сотрудничество"? – презрительно отозвался Тацуми. – Узнали, что хотели - и "можно остановиться"?
–Послушайте, вы просто не знаете, кто такие Шварц, – влез в разговор Кен. – Оставьте работу профессионалам...
–А мы что – дилетанты, что ли? – не выдержал Ватари, который тем временем что-то упорно пытался прикинуть на пальцах. – Да мы...
–Тише, – Сейчиро понял, что раздосадованный напарник сейчас наговорит лишнего. – Вы зря считаете нас слабыми. Поверьте, мы справимся с любым человеком, даже обладающим паранормальными способностями. В тот раз мы поддались вам, потому что не хотели, чтобы вы пострадали.
–Интересно, что бы вы нам сделали? – усмехнулся Йоджи. – А уж Шварц вас бы точно в порошок стерли!
Ватари снова открыл было рот, но, взглянув на свою тень, осекся.
–Молчи, – услышал он тихий шепот напарника.
–Может, просто покажете, на что вы способны? – резонно заметил Айя.
–Пожалуйста, – Тацуми пожал плечами. Вайсы, включая Оми, который как раз закончил с копированием файлов, застыли на месте. – Мы просто стараемся не афишировать свои возможности.
–Как вы это делаете? – спросил Айя через секунду после того, как Сейчиро отпустил тени охотников.
–Секретная информация, – секретарь криво усмехнулся. – Мои возможности этим далеко не ограничиваются. Теперь вы не будете настаивать на нашем выходе из дела?
–Нет, – твердо сказал Фуджимия. А про себя подумал, что отказываться от таких союзников не стоит. Но и следить за ними не помешает. – Думаю, вполне можно попробовать поработать в одной команде. В случае чего мы знаем, как вас найти...
На этой оптимистической ноте Вайсы поднялись с мест и дружно зашагали на выход.
–Ну, наконец-то ушли! – выдохнул Ватари, когда за последним убийцей закрылась дверь. – Тацуми, я понял, когда состоялся вызов!
–И когда же? – живо откликнулся секретарь.
–Да тогда же, когда и тот взрыв! – Ютака ткнул в фотографию ровной поверхности Токийского залива. – Я просто сопоставил факты. Бальдо, о котором сказал тот блондин, так и не вызвали. Но ритуал, даже незавершенный, имел место, и стена, ограждающая мир живых, в это время была тоньше. Хаос – сущность, которой для проникновения в подходящую оболочку достаточно такой обстановки и приглашения...
–И если оболочкой стала Тайшо Наоко, – Сейчиро скрипнул зубами, – то приглашение...
–За приглашение для хаоса может сойти что угодно. Я даже не сказал бы с уверенностью, где именно его высказали – на том островке или там, где находилось тело Наоко, – Ватари стащил очки и устало вытер глаза. – Но я точно знаю, что демоны такого типа всегда находятся поблизости от тех, кто их вызвал, пока не исполнят высказанное ими желание.
–Значит, если нам повезло, достаточно будет проверить выживших и найти того, кто ее позвал, – подытожил Тацуми. – Если я верно помню, в подобном случае отмены приглашения вполне достаточно...
–Да, но есть нюанс, – Ютака снова надел очки. – Во-первых, желание не должно быть до конца исполнено. Во-вторых, пригласивший должен быть искренним в своем отказе. И в-третьих, если он погибнет, демон освободится... Ты же знаешь, что это не обычные демоны. Их мощь компенсируется нежеланием причинять вред сверх необходимости, и к тем, кто их вызвал, они всегда питают некоторую симпатию. Месть демона Хаоса поистине ужасна...
–А логику его действий понять невозможно, – закончил Сейчиро. – Но все, что мы с тобой знаем, это чистая теория.
–Потому что до сих пор этому миру везло, – Ватари вдруг схватился за голову. – Проклятье...
–Что с тобой? – заботливо спросил Тацуми.
Перед глазами ученого замелькали какие-то картины. Вот он лежит на кушетке... Он не может пошевелить ногами, в голове какой-то гул, как будто после наркоза. Он смотрит вперед, и видит, как Тсузуки целуется с доктором Мураки. И тут Асато тоже замечает, что Ватари проснулся...
–Тацуми... я кое-что вспомнил! – ошарашенно сказал Ютака.
–Что именно? У тебя вид, будто ты только что привидение увидел, – заметил секретарь.
–Ты не поверишь... я точно видел, как Тсузуки целовался с доктором Мураки! – выдохнул Ватари.
Теперь настала очередь Тацуми удивляться.
–Тебе точно не показалось? – спросил он своего напарника.
–Ну вот, вечно ты мне не веришь! – обиделся ученый.
–Значит, это была не Наоко... – протянул Сейчиро. – Но почему Тсузуки молчал?
–Или надо мной все же поиздевался демон, – Ютака тяжело опустился на помятую кровать, – или у Асато большие проблемы...
–Скорее второе... – Тацуми тоже рухнул на спальное место, только на свое. – Ну только-только хоть что-то наладилось!
«И опять мне топать в эту больницу... ну, все, если Тсузуки мне сразу во всем не признается, я его!..» – секретарь сжал кулаки, и вокруг его головы собрались густые тени.

@темы: R, Weiss Kreuz (Белый Крест), Yami no Matsuei (Потомки Тьмы), Фанфики