05:59 

Хаос, значит?

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Название: Хаос, значит?
Глава №: 3
Автор: Мэлис Крэш и zlenok
Бета отсутствует
Персонажи: Шварц, Вайс, Ями-команда с доктором плюс несколько оригинальных.
Рейтинг: R
Жанр: АУ, кроссовер, стеб
Состояние: закончен
Дисклаймер: Персонажи мне не принадлежат, кроме оригинальных
Предупреждение: вещь несерьезная, но рейтинг не за так стоит
От автора: нагло надеюсь на комменты

3

Звонок в дверь квартиры, надо сказать, застал Мураки врасплох. Хотя, в принципе, эту гостью доктор действительно ждал. После чудесного спасения они не виделись – только однажды ожил телефон, и ее голос пригласил «сенсея» подъехать в клинику «Нодзоми». Врач его квалификации там действительно требовался, условия предлагали прекрасные, да и благодетельница явно ожидала, что Мураки согласится.
И вот теперь она пришла... Как раз когда доктор собирался выйти, только обуться не успел. Пришлось открывать.
За дверью стояли двое. Она, та самая таинственная спасительница, не называвшая своего имени. И мальчик с длинными светлыми волосами, в первое мгновение показавшийся доктору копией Саки.
–Мы войдем? – она не утруждала себя формальным приветствием, да и вопрос был задан явно для проформы. Черные «лодочки» заняли место у стены рядом с серыми кроссовками. – Вообще-то я ненадолго, но хотелось бы поговорить не на пороге...
–Конечно, – доктор повесил обратно на вешалку плащ и провел гостей внутрь.
–Я обещала вам исполнение желаний, – произнесла девушка, усаживаясь в кресло. Подросток остался стоять – причем как нарочно стал в тень. – К сожалению, я не в силах немедленно вручить вам клон вашего единокровного брата... зато могу отдать своего. Рей?
Мальчик поднял голову. Теперь его было видно лучше. Рей отличался какой-то невероятной, ускользающей красотой – можно было без особого труда назвать его прекрасным и в следующую секунду осознать, что юноша совершенно ничем не примечателен, кроме выцветшего, безжизненного лица.
–Его сила практически безгранична, но плоть – слишком слаба, – девушка осуждающе поджала губы. По лицу мальчика промелькнула тень то ли смущения, то ли обиды. – Изучив Рея, вы сможете легко добиться своих целей. Но, конечно, для этого вам понадобится исправить кое-что в нем самом...
–Безгранична? – переспросил Мураки. Мальчик еле заметно кивнул. Похоже, в нем действительно что-то есть.
–Можете его испытать, – благодетельница пожала плечами. – Меня не оскорбляет ваше недоверие, мой отец тоже предпочитал проверять... а вы на него очень похожи. Конечно, не хотелось бы разносить здесь все... а мне нужно присутствовать при пробе сил, чтобы это чучело не причинило вам вред...
–Он может? – конечно, скептицизм доктора изрядно пострадал во время достопамятного пожара... но такие черты характера не умирают.
–Пока я не отдала его вам... Не беспокойтесь, бунтовать Рей не станет, что бы вы ни потребовали. Я отвечаю за свои слова...
Доктор негромко хмыкнул. Интересно, они имеют в виду одно и то же?
–Да, – неожиданно заговорил Рей. – Моя сестра имела в виду именно то, о чем вы сейчас думаете. И она права – я не стану сопротивляться. Если вы не прикажете имитировать сопротивление.
Мальчик умолк, но взгляд больше не опускал. Как он все же похож на Саки... даже голос... Но не слова.
–Полагаю, все можно упростить, – девушка встала, похоже, ей действительно куда-то хотелось успеть. – Я возьму на себя сохранность обстановки. Встаньте в центре комнаты, сенсей, и попробуйте помешать Рею подойти к вам. Братишка, только оборона...
–Так точно, – мальчик ехидно улыбнулся. Мураки, к слову говоря, тоже – но очень скоро эта улыбка застыла на его губах. Рей никак не отреагировал на гипнотическое воздействие, одним взмахом ресниц вернул в небытие стайку мелких демонов... Сдерживающая пентаграмма осыпалась прозрачно-фиолетовыми осколками, задержав мальчишку на ничтожную долю секунды.
Кажется, доктора не обманывали. К нему действительно приближалось существо, обладающее невероятной силой... На последнем шаге лицо Рея осветил прямой поток солнечных лучей, и Мураки вдруг забыл последнее заклинание, которым для очистки совести хотел попробовать сдержать мальчишку.
Доктор словно смотрел в зеркало, убавляющее возраст наполовину. Нет, даже чуть больше...
Наваждение рассеялось. Да, общие черты при желании можно найти. Но на второй взгляд уже ясно, что их больше в воображении, от неожиданности дополнившем образ.
–Вы получили свое доказательство? – Рей был вынужден откинуть голову назад, все же доктор был существенно выше ростом. Завороженный изящным движением прядей волос, так похожих на его собственные, Мураки поднял руку и легонько коснулся щеки мальчика. Ни смущения, ни попытки отстраниться... Если Рей действительно читает его мысли и до сих пор не реагирует... то поймет и это!
Казутака слегка наклонился и впился поцелуем в бледные губы мальчика. Странный вкус... точнее, полное отсутствие вкуса, словно мальчишка ничего не ел, старательно вычистил зубы, да еще и жвачку жевал, пока из нее не испарилась последняя молекула ароматизатора. Даже у манекена, как правило, есть вкус – пластмассовый...
Нельзя было, однако, и назвать этот поцелуй разочарованием. Мальчик, как ни странно, целоваться умел. Интересно, где это так хорошо учат?
Доктор с сожалением отпустил губы Рея и немедленно встретился взглядом с его спешащей сестрой. Та выкладывала из своей сумочки какие-то сложенные бумаги и как раз оторвалась от своего занятия, чтобы покоситься на Мураки.
–Здесь все, сенсей... Мой брат поступает в полное ваше распоряжение с данной минуты, можете использовать любым удобным для вас образом. Все, что касается его проблем, Рей знает не хуже меня, так что спрашивайте и не стесняйтесь. Руководству клиники уже вменено в обязанность не вмешиваться в ваши работы... Ах да, вы, кажется, хотели еще кое-кого, – девушка понимающе усмехнулась. – Предмет ваших вожделений очень скоро попытается проникнуть в клинику. Ему очень нужен Рей, поэтому вам остается только оборудовать ловушку. Полагаю, у братишки уже есть идеи на этот счет... он умный мальчик и неплохо умеет играть. В основном на нервах...
–У меня был прекрасный инструмент, – с легким поклоном отозвался Рей. От доктора он пока далеко не отходил. – Мэл, ты куда-то торопилась...
–Я успеваю, – девушка решительно защелкнула сумочку. – До свидания, сенсей. Не надо меня провожать... Лучше позаботьтесь о своей игрушке.
Мураки повернул голову и увидел, что смысл в словах Мэл имелся, и самый прямой. Рей буквально висел на одной из книжных полок, и не упала она лишь потому, что опиравшееся на нее тело весило совсем немного. Во всяком случае, в последнем доктор удостоверился, пока тащил хрупкое создание до дивана.
Приняв горизонтальное положение, мальчик приоткрыл глаза и попытался улыбнуться.
–Извините, – еле слышно произнес он, – я скоро буду в порядке...

–Золотое дно, – восхищенно прошептал Ватари, рассматривая экран своего ноутбука. Против шинигами местная система охраны оказалась бессильной. Достаточно было телепортироваться внутрь здания, не зацепив наружный контур сигнализации, найти дверь, к которой подходит карточка... Более сложные меры безопасности использовались уже в самой сети, но тут оказался как нельзя кстати ноутбук Ютаки.
Руководство «Акумы» слишком полагалось на свои системы и даже не подумало о складывании яиц в разные корзины. Помимо сторонних заказов, подразделение «Системз» занималось сохранностью информации всей компании.
–Что ты там нарыл? – Хисока заинтересованно заглянул за плечо Ватари, но на экране прыгали только формулы и графики, не говорившие юному шинигами ничего.
–Это я так, кое-что себе копирую, – обезоруживающе улыбнулся Ютака. – Для личных целей... Ничего, сейчас и по вашему вопросу поищу...
–У нас есть на это время? – невозможность контролировать ситуацию немного злила Куросаки. Приходилось верить на слово всему – и тому, что обезврежен датчик движения (немаловажно, учитывая то, как бегает по комнате Тсузуки), и тому, что подкорректирована запись камер слежения...
–Двадцать минут, – Ватари скосил глаза на часы. – Охранники раньше не появятся. Времени полно.
–Скучно, – простонал Асато. Он наконец-то перестал мельтешить и уселся верхом на крутящийся стул. – Там есть что-нибудь по Юраме?
–Пока нет, – Ютака развернул другое окно. – Но зато есть личное дело Наоко... Она действительно здесь работает, но сейчас, судя по документам, в отпуске... Так, все, нашелся наш покойник!
Тсузуки ломанулся на зов, уронив стул, на котором сидел. Пришлось задержаться на секунду и поставить мебель как было. За это время Ватари успел открыть файл и найти нужное место.
–Клиника «Нодзоми», – прочел с экрана Хисока. – Принадлежит «Акума медикалз»... Это список пациентов, да?
–Именно что пациентов, а не тел, доставленных для исследования, – Ютака с недоуменным выражением лица перепроверил. – Да, точно, судя по этому файлу, Юраме жив, хоть и нездоров... Похоже, эта клиника занимается экспериментальными методами лечения. Основной профиль – онкология... Интересно, они что, научились оживлять мертвецов?
–По методу Мураки, – скрипнул зубами Асато. – Ничего удивительного...
–И что это вы здесь делаете? – голос, прозвучавший откуда-то сзади, заставил двоих шинигами подпрыгнуть от неожиданности. У Ватари нервы были крепче. Ученый быстро отсоединил от своего бесценного компьютера связывавшие его с сетью провода.
Говоривший стоял возле двери. Как она открывалась, никто из троицы не слышал, но они вполне могли и конец света проморгать...
На охранника новое лицо походило слабо. Как, впрочем, и на задержавшегося сотрудника. Длинноволосый брюнет, поигрывавший светящейся полоской бумаги, был не менее чужероден окружающей обстановке, чем трое шинигами. Вернее, как с неудовольствием отметил Хисока, двое. Главный хакер успел ускользнуть... что, в принципе, было правильным решением.
–Ты действительно хочешь знать? – поинтересовался Тсузуки, параллельно пытаясь прикрыть Хисоку. Будущий противник – определенно маг... но против сильнейшего шинигами вряд ли сможет выстоять. Значит, нужно всего лишь защитить того, кто может пострадать...
–Вообще-то я уже знаю, – мужчина нехорошо улыбнулся и прилепил свою бумажку к двери. Стены, пол и потолок комнаты покрылись оранжевыми линиями. – Позвольте представиться – Юлаго Акира. Но вы можете звать меня Контон...
На последнем слове глаза говорившего потемнели, а волосы приподнялись, образуя темный ореол.
–Где-то я слышал это имя, – протянул Асато. Его волосам тоже очень хотелось встать дыбом, но уже по другой причине. Если этот человек (а человек ли?) не для красоты называет себя «хаосом»...
–Тсузуки… мне кажется, он очень опасен, – прошептал Хисока. Прятаться за спиной напарника не очень хотелось, но перспектива встречаться с создателем того амулета лицом к лицу тоже совсем не радовала.
Акира напоминал кота, играющего со своей добычей. На первый взгляд равнодушного и сытого – но все же хищника... Юлаго медлил... он просто выбирал, как начать игру.
Внезапно из руки Акиры появилось нечто, похожее на плеть. Контон обвил ею Хисоку и притянул к себе.
–Хисока! Нет! – выкрикнул Асато. – Сузаку, сестренка, помоги...
–Боюсь, Сузаку тебя не спасет, – жестко улыбнулся Контон. Глаза его стали абсолютно черными, и Тсузуки показалось, что он сейчас утонет в этой бездне. – Она не услышит. Никто тебя не услышит...
Акира встряхнул Хисоку, словно котенка. Плеть исчезла, втянувшись обратно в ладонь. На пиджаке мальчика остался темный, словно прожженный след. Куросаки вздрогнул, но промолчал.
–Боишься задеть своего напарника, – заключил Контон. – Ты зря влез на нашу территорию... На этом поле любителей не терпят!
–Много болтаешь! – Хисока выкрикнул заклинание, рукав темной рубашки Юлаго вспыхнул... и тут же погас. Контон ударил мальчика по лицу – легонько, тыльной стороной ладони, но голова Куросаки мотнулась в сторону с неожиданной силой, глаза закатились... Акира отшвырнул юного шинигами в угол.
–Что ты с ним сделал? – Тсузуки кинулся было туда же, но наткнулся на вытянувшуюся темной лентой руку Контона.
–Ничего, – еще одна хищная усмешка. – Он ведь и так мертв...
–Ты, сволочь! – Асато швырнул в Юлаго заклинанием. Небрежное движение «плети» – и фуда осыпалась прахом. Тсузуки выдохнул и попробовал сосредоточиться на более сильном заклятии.
Асато не думал ни о том, почему противник не атакует, ни о том, почему принял на веру его слова. Он просто сражался с ублюдком, посмевшим напасть на его напарника. Только вот ублюдок откровенно издевался... После очередной атаки Контон демонстративно зевнул.
–Неинтересно, – издевательским тоном сообщил он. От звука этого голоса по спине Тсузуки побежали холодные мурашки. – Это не сражение...
Оранжевая сеть на стенах погасла. Акира схватил шинигами за рукав «плетью», и Асато почувствовал жгучую боль в руке. «Бедный Хисока», – подумал он. Впрочем, это была его последняя мысль – Тсузуки отключился и пришел в себя только на крыше. Контон стоял рядом, с равнодушным выражением лица рассматривая что-то за спиной сидящего у бортика крыши шинигами. Тсузуки с легким стоном приподнялся.
–Кто-то хотел со мной подраться, если не ошибаюсь? – Юлаго потер ладони.
–Гадина… ты за все заплатишь! – выкрикнул Тсузуки и вызвал Сузаку. На сей раз сестричка пришла.
–Ничего себе птичка, – успел произнести Акира, прежде чем феникс атаковала. Темная рубашка снова вспыхнула... и тут же погасла. Попятившийся было Контон остановился. – И это все, что ты можешь?
Сузаку повторила нападение несколько раз, но безрезультатно. Хотя она и попадала в цель, все попытки ранить врага оказались напрасными. Примерно то же самое происходило и с другими шикигами – они нападали на Акиру, и вначале со стороны даже казалось, что он ранен. Но в действительности на нем не было ни ожога, ни царапины. Казалось, этот тип просто тянет время. Тсузуки уже готов был вызвать Тоду...
Внезапно за спиной Контона появился Хисока. Мальчик слегка пошатывался. Сердце старшего шинигами екнуло, он приказал Сузаку и Бьякко атаковать, надеясь отвлечь Акиру от напарника.
В руках Куросаки сверкнул пистолет. Тсузуки невольно вспомнил их первую встречу и улыбнулся, несмотря на все обстоятельства. Потом спохватился и подумал: «Ты же не сможешь его убить, он слишком сильный».
Хисока прочел его мысли и пожал плечами.
Тем временем несколько шикигами упорно нападали на Акиру. Тот сопротивлялся изо всех сил, но ему все же пришлось отступить к краю крыши. Хисока трезво оценил ситуацию и решил воспользоваться случаем.
–Юлаго-сан! – окликнул он противника. Послышались слившиеся практически в один звук выстрелы. Хисока выпустил всю обойму прямо в грудь обернувшегося Контона, на губах которого застыла улыбка. Акира перевалился через край крыши и исчез внизу. Послышался звук шлепнувшегося на асфальт тела.
Тсузуки едва успел отпустить своих шикигами и тут же упал в обморок от переутомления, благо это уже можно было себе позволить.
–Ну и денек, – сказал Хисока и поспешно телепортировался в более безопасное место, прихватив с собой напарника. Мало ли – вдруг это чудо там, внизу, очухается? Более безопасным местом Куросаки счел тот самый гостиничный номер. Скинув потрепанное тело на ближайшую кровать, мальчик занялся приведением Тсузуки в чувство. Ввиду отсутствия Ватари в пределах видимости пришлось вспоминать собственные целительские навыки.

Тем временем тело на асфальте зашевелилось. Акира встал и отряхнул одежду. Кругом валялись обломки, пострадал практически весь корпус, особенно верхние этажи – шикигами постарались на славу.
–Ну, и как тебе наши противники? – в тени росшего поблизости дерева шевельнулась женская фигура.
–Можно было и предупредить, что они настолько слабы, – Контон брезгливо осмотрел дыру в рубашке. – Я еле сумел им проиграть... Если бы не твоя просьба оставить обоих в живых, Наоко...
–Тебе было скучно? – девушка вышла на освещенный пожаром пятачок. – Ты понимаешь, почему я не стала сражаться, милый...
–Конечно, понимаю, Наоко, – Акира обнял девушку. Она прижалась щекой к его плечу. – Ты не смогла бы сымитировать бой...
–Зови меня Мэл, любимый, – она совсем по-кошачьи мурлыкнула. – А тебе нравится то, как я изменилась?
–Мне нравится все, что ты делаешь... Ты же знаешь.

Ватари появился в номере практически под утро и застал идиллическую картину – напарники валялись каждый на своей кровати, причем Тсузуки спал, а Хисока вяло щелкал телевизионным пультом.
–У меня бессонница, – пояснил Куросаки, в очередной раз переключая на репортаж с места «террористического акта». – Интересно, вот за это нас Тацуми тоже оштрафует на ползарплаты?
–А почему бы тебе не спросить прямо? – вслед за Ютакой вошел секретарь. – Нет, не оштрафую, у них страховка покрывает действия таких террористов, как вы двое...
Сейчиро сел на кровать Тсузуки, так и валявшегося одетым. У Хисоки хватило наглости только разуть напарника и стащить с него плащ.
–Кто это был? – поинтересовался Ватари, раскладывая на небольшом столике какие-то пакеты.
–Сам бы услышал, задержись ты ненадолго, – Хисока коснулся все еще нывшего следа от «плети». – Тот самый Контон. В миру – Юлаго Акира. Да вон его показывают...
Интервью с «одной из выживших жертв» уже успело надоесть Куросаки. Кстати говоря, он был рад уже тому, что при «взрыве» никто серьезно не пострадал – охрана находилась на нижних этажах... Этим можно было обрадовать напарника, когда тот наконец проснется.
–Заместитель начальника отдела безопасности, – повторил вслед за ведущей Тацуми. – Так это он один вас так отделал? Пожалуй, он действительно из владеющих силой хаоса... Дело приобретает опасный оборот...
–Интересно, знает ли он, что мы успели выяснить насчет Юраме? – подал голос Ватари. – Меня он, кажется, не заметил, здание сейчас обесточено...
–Не знает, – простонал Тсузуки, открывая глаза. – Ватари, чем это у тебя там пахнет?
–Да так, купил тебе кое-что, восстановить баланс глюкозы в организме, – Ютака указал на загадочно переливающийся в свете телевизора набор пирожных. – Он вообще говорил хоть что-нибудь про Юраме?
–Нет, – Асато сел на кровати, воспользовавшись помощью Тацуми. – А что такое?
–У нас есть план, – ответил секретарь. – Внедриться в клинику и вытащить мальчика. Скорее всего, его используют втемную. Он может даже не догадываться, что с ним произошло.
–В санитаров переодеваться? – съязвил Хисока. – Или во врачей? Нас же раскроют... Ну, можно кого-то в медсестру переодеть...
–Ага, тебя, – не выдержал Ютака. – Нет, все намного проще. Один из вас изобразит неизлечимо больного... на всю голову, – чуть тише добавил Ватари. Куросаки замахнулся на него сначала пультом, потом потащил из-за спины подушку, но передумал. Убираться не хотелось.
–Хисока, тебе там даже близко появляться не стоит, – прервал готовый начаться конфликт Тацуми. – В смысле, подходить к объекту. Один из его врачей обладал слабыми эмпатическими способностями. Простое прикосновение к Юраме лишило его как их, так и рассудка. Ты просто не выдержишь того ада, с которым живет этот ребенок.
–Получается, остаюсь я? – Тсузуки чуть не подавился пирожным.
–Да ты ешь, ешь... Правильно, остаешься ты, – Ватари передал будущему герою еще одну сахарно-холестериновую бомбу. – Не понимаю, чего тут бояться...
–Его пугает больничная еда, – выяснив, что он уже исключен из плана, Куросаки несколько осмелел. – Можешь ведь не есть...
Асато вздохнул и вгрызся в пирожное, стараясь успокоиться. На самом деле шинигами было страшно оставаться одному. Что, если ему снова будет противостоять кто-то вроде Контона?
–Тсузуки, – негромко произнес Сейчиро, – мы будем рядом. Просто сейчас я немного занят и не могу пойти с тобой... И еще – я разрешаю тебе рассказать все Юраме. Если он согласится тебе помочь, вы без труда оттуда выйдете...
–Я же не отказываюсь, – это всего лишь обыкновенная больница. И бояться действительно нечего. – А что, если мальчика оттуда уже забрали?
–Не волнуйся, мы тебя там не оставим, – Ватари тщательно припрятал одно из пирожных. Пока не время...

Клиника выглядела на удивление мирным местом. Окрашенные в пастельные тона корпуса, аккуратные клумбы, подстриженные кусты... Ощущение умиротворения глушило, но не гасило полностью фон, очевидный не только для эмпатов.
Здесь умирали, до конца надеясь на выживание. Здесь цеплялись за жизнь, ценили каждый глоток воздуха... Здесь разбивались надежды... и здесь они оправдывались.
Это место как нельзя лучше иллюстрировало саму суть иррационального чувства, происходящего в основном из простого страха перед смертью.
Тсузуки старался вести себя так же, как и остальные пришедшие сюда. Отличие могло спровоцировать ненужные подозрения и заставить проверить тщательно сфабрикованные документы. Вообще-то Асато в них сомневался... Достаточно хотя бы вспомнить, как Ватари придумывал диагноз. Нет, конечно, нестандартная мозговая опухоль с длинным медицинским названием вполне сочеталась с профилем «Нодзоми». Но вот на замечание насчет того, есть ли вообще мозг у Тсузуки Асато, шинигами обиделся и заподозрил возможный подвох...
Подозрение, к счастью, не оправдалось. Нового пациента приняли столь же радушно, как и прочих. Симпатичная медсестра проводила пока что числящегося в ранге ходячих больных (на всю голову... вот же выражение привязалось!) вначале до его личной гардеробной ячейки (при собственно переодевании девушка, конечно, не присутствовала, ограничившись выдачей пижамы и тапочек), а затем и до палаты.
–Палата двухместная, так что у вас будет сосед, – сообщила девушка, открывая дверь. Да, здесь тоже было две кровати... но места существенно больше, чем в памятном гостиничном номере. Интересно, как это Тацуми решился расщедриться?..
Одна койка (если так можно было назвать неплохое спальное место, практически полуторное по размеру) была действительно занята. Поверх одеяла полусидел, опираясь на подушку, изможденный мальчик с длинными светлыми волосами. Правая рука его находилась под одеялом, как будто он что-то там спрятал – небольшое, размером с книгу.
–Опять? – с легким вздохом спросила медсестра. Мальчик, сохраняя на лице выражение безмятежности, кивнул.
–Доктор разрешил, – сказал он. – Я специально спросил, мне можно...
«Повезло мне с соседом», – без иронии подумал Тсузуки.
–Я уточню, – впрочем, голос медсестры звучал разочарованно. – Устраивайтесь, Асато-сан...
Как только она вышла, мальчик откинул одеяло. Под его прикрытием прятался отнюдь не томик манги для взрослых, но небольшой и очень дорогой портативный дисковый плеер. Из тех, что напоминают мини-ноутбуки.
–Ну вот, хоть фильм наконец смогу посмотреть, – мальчик потянулся и уместил игрушку на коленях. – Она меня все время пугает – мол, будет у меня сосед, и радоваться оставшимся дням жизни мне больше не дадут. Я уже боялся, что ко мне подселят какого-нибудь старпера, который эпоху Мейдзи застал... Вы как относитесь к современному европейскому кино, Асато-сан?
–Нормально, – секунду помедлив (и решив не обижаться на слова подростка), Тсузуки сел на кровать. Мальчик подвинулся, после чего устроил плеер так, чтобы экран был виден обоим.
Спустя полчаса просмотра фильма под названием «Достучаться до небес» между соседями по палате установилось полное взаимопонимание. Благо изначальная тема оказалась очень уж близкой профилю учреждения... а вот развитие сюжета заставляло сопереживать двум главным героям. Надо отметить, что Тсузуки не притворялся заинтересованным. Его действительно увлекла история...
К концу первого часа просмотра зрители сидели уже в обнимку, благо так смотреть было удобнее... А отойдя от просмотра в середине титров, Асато понял, что, во-первых, успел накрыться чужим одеялом, и во-вторых – еще и намочил ближайший к себе угол, вытирая слезы. Аналогичным путем пострадала также и пижама мальчика, но он явно не был в претензии. В серых глазах подростка стояли не менее искренние слезы.
–Они умерли достойно, – мальчик всхлипнул и наконец-то сообразил потянуться за носовым платком. – Вы тоже плачете, Асато-сан...
–Да, – шинигами глубоко вздохнул. – Просто... просто у меня похожий диагноз...
–Если бы я знал, – мальчик опустил крышку плеера. – Я извиняюсь, Асато-сан...
–Не за что, – от фильма Тсузуки, конечно, еще не отошел, но зато успел проникнуться ситуацией. Выпрыгивать из чужой кровати было бы уже совсем глупо. Но очень хотелось. – И, пожалуйста, не надо так официально. Зови меня Тсузуки...
–Рей, – мальчик попытался улыбнуться. – Юраме Рей, но раз уж мы решили перейти на имена...
Шинигами оцепенел. Сереброволосое существо, больше всего похожее на сильно омоложенную и стократно более приятную в общении модель Мураки, – и есть тот самый Юраме? Ничего общего с фотографией... кроме цвета глаз. Хотя... три года в коме, после таких ужасов, а потом еще и смерть...
–Вы что, из фанатов моего отца? – голос Рея помог Тсузуки прийти в себя. Вернее, то, как он звучал. Словно обреченный на казнь пытается подбодрить сокамерника... Мальчика наверняка убедили, что он умирает, но он все равно старается храбриться. Раскисать рядом с ним – это уже совсем никуда не годится.
–В каком-то смысле, – Асато уцепился за подсказку.
–Говорят, я на него похож... Только он волосы красил, а у меня это последствие лечения, – Юраме намотал на палец серебристую прядку. – Хорошо, что не вылезли совсем. Тсузуки-сан, я знаю, как умер мой отец, не надо так неловко молчать...
–Может, поговорим на другую тему? – шинигами наконец заставил себя встать. Рей продолжал полусидеть, укрывшись сухим краем одеяла.
–Жаль, что сестра не принесла мне что-нибудь еще, – мальчик покосился на свой плеер. – И то, думаю, это не она придумала, а тот парень...
–Тебя навещает сестра? – занимавшийся раскладыванием по полкам своей тумбочки скромного набора предметов гигиены Асато снова замер. Если Наоко или Контон приходят сюда...
–Нет, она передала мне подарок через доктора, – Рей улегся поудобнее – на бок, чтобы не выпускать собеседника из поля зрения. – Кстати, он очень хороший врач. Сказал, что у меня есть шанс выкарабкаться. Я думаю, он и за ваш случай возьмется...
–У меня тоже была сестра, – шинигами поддерживал беседу по мере собственных сил, стараясь не выражать неуместного облегчения. Нежелание Тайшо появляться здесь только на руку. – Правда, она умерла... давно.
–Вы по ней все равно скучаете, – Юраме попал в точку. Но здесь можно было и просто угадать. – Смешно сказать... Я обязан Наоко-онесан жизнью, но я совсем не знаю, какой она человек. Наверное, хороший, раз она смогла устроить меня сюда и вернуть мне возможность видеть, слышать, чувствовать... Простите, Тсузуки-сан, я снова поднимаю не ту тему...
–Да нет, ничего, – выходит, Рей действительно ничего не знает... Асато закрыл тумбочку и сел. Все же неприлично стоять спиной к тому, кто с тобой говорит. – Если тебе действительно стало лучше...
–Вы даже не представляете, насколько, – мальчик улыбнулся. – Странно... до этого всего я ее и видел только пару раз...
–Знаешь, мы иногда действительно не подозреваем, на что способны наши родные, – Тсузуки постарался начать издалека. На лице Рея проявилась тень заинтересованности. – Малыш... ты не думаешь, что она сделала это... хм... небескорыстно?
–Тсузуки-сан, о чем вы? – Юраме удивленно распахнул глаза.
«Несмотря на то, что с ним случилось, он все-таки невинный ребенок, – подумал шинигами. – Просто мальчик, который не понимает, что с ним происходит... а его сделали ставкой в игре, которая даже для меня слишком сложна».
–Извини... Специфика работы сказывается, – «что бы ни случилось, я не могу взять и разбить мир этого мальчика...»
Асато хотел было объяснить, что работает детективом и привык подозревать всех и вся, но тут открылась дверь и вошел человек, которого шинигами совершенно не ожидал увидеть... тем более здесь. И в добром здравии...
Шок, охвативший Тсузуки, был настолько глубок, что даже не удалось сказать: «Мураки?! Опять ты?..» Только подумать. Но, кажется, доктор и так понял...
–Если бы я знал, кто станет моим новым пациентом, то принес бы тебе красные розы, – Мураки явно радовался. Что для него в данной ситуации было абсолютно естественно. В голове Асато бешеными белками крутились по кругу следующие мысли: знали ли коллеги, куда его отправляют, что эта тварь делает здесь (понятно что... людей лечит) и когда наконец получится что-нибудь сказать? – Рей, представляешь, твой сосед – мой старый знакомый... Ты не против, если я начну с него?
–Да нет, у меня вроде ничего не изменилось, – мальчик демонстративно уставился в потолок. Конечно, двусмысленности он не понял. Шинигами очень хотелось встать и выбежать из палаты, но тело тоже отказывалось повиноваться.
– Что, Тсузуки-кун, твое похмелье наконец-то официально признали неизлечимым? – ласково произнес доктор, открывая карту. Асато дернулся. – Хотя нет, вижу, проблема куда серьезней... Раздевайся, начнем осмотр
Шинигами покраснел и дрожащими руками расстегнул пижамную куртку. Теперь у него осталась одна мысль – неужели Мураки намерен осуществить свою мечту прямо здесь, при свидетеле?
К счастью, доктор действительно ограничился осмотром. Правда, в процессе поиздевался, отпустив шпильку насчет учащенного сердцебиения (а какое оно должно быть, когда вот этот... человек находится рядом?), и намекнул, что Тсузуки «очень вовремя сюда обратился». Конечно, «вовремя», эта бледная холера наверняка знала заранее... как хорошо, что Хисока сюда не придет...
Тем временем доктор закончил осмотр, что-то черкнул в карте и перешел к Рею. Асато слегка отпустило, когда он увидел, что ничего предосудительного с ребенком Мураки не делает. «Пока не делает, – напомнил себе шинигами. – И я готов на все, чтобы так и осталось...»
–Если тебе станет хуже, сразу зови меня, – сказав это Рею, доктор направился к выходу. – Я еще вечером зайду...
Дверь уже закрылась, но сердце Тсузуки все еще не находило себе места.
–Вы что-то побледнели... Может, я позову доктора? Он не мог далеко уйти, – Юраме начал подниматься.
–Нет, – наконец-то смог произнести шинигами. – Не нужно... Это просто от неожиданности...
–Вы не знали, что доктор Мураки работает здесь? – Рей снова улегся на место. – Он правда хороший врач, если кто вас и вылечит, так это он... Кстати, это моя сестра уговорила его заняться мной... он сам мне сказал. А откуда вы его знаете, Тсузуки-сан?
–По работе, – выдохнул Асато. – Малыш... это страшный человек.
«Хисока бы уже вспылил, – подумал Тсузуки. – Хотя все понятно, Рей все-таки младше... И почему я все время их сравниваю?»
–Почему вы так говорите? – Юраме снова выглядел удивленным... и немного обиженным. – Что он вам сделал?
«Малыш, твой доктор резал людей, как морских свинок, изнасиловал и проклял моего лучшего друга и меня... чуть не убил, – Асато прикусил губу. – Только я не могу тебе рассказать... Вернее, могу, но ты не поверишь».
–Мураки не заботят человеческие жизни, – ответил шинигами. – Люди для него лишь игрушки... куклы.
–Я не знаю, – Рей сел и занялся переворачиванием одеяла сухой стороной вверх. – Конечно, вы взрослый... Вам виднее. А кем вы работали, кстати?
–В одной правительственной службе... вроде полиции, – Тсузуки заметил неподдельный интерес мальчика и понял, что удачно выбрал легенду. Шинигами показалось, что Юраме все же сможет поверить... Нужно только осторожнее выбирать слова.
–И там вы пересеклись с доктором? Во время расследования?
«Как же мне рассказать тебе, малыш? – думал Тсузуки. – Ну что же… давай по порядку».
–Понимаешь, Рей, – начал шинигами, – Никто не спорит, что доктор – прекрасный специалист. Но он не только лечит. Он убивает людей. Мураки занимался торговлей органов на черном рынке и делал подпольные операции. Я расследовал это дело... и знаю, он вызывает у людей чувство доверия. Но поверь – он способен не просто убить человека, а измываться над своей жертвой и получать от этого удовольствие.
–Но вы не смогли этого доказать, – возразил Юраме. – Иначе он бы уже сидел.
–У него есть очень влиятельные знакомые, которые хотят, чтобы он оставался на свободе. Ему ничего не стоит замести следы, – кажется, к словам Тсузуки мальчик все же относился без недоверия. – Я понимаю тебя. Его пациенты зачастую относятся к нему с большой любовью. Одна девушка лечилась у него много лет... Мураки использовал ее как орудие убийства. По его приказу она убрала свидетелей. Поэтому мы с напарником и не смогли его взять.
–Ее посадили? – Асато вспомнил Тсубаки-химе и снова закусил губу. Сейчас придется соврать... потому что в правду слишком сложно поверить.
–Нет, она... напала на моего напарника. Он был вынужден ее убить. Знаешь... перед смертью она сказала, что любит своего доктора.
Повисшую в палате тишину прервало очередное открытие двери. Но это оказалась не Мураки, а всего лишь медсестра. В ее руках был поднос, уставленный стаканчиками.
–Пора принимать лекарства, – сказала она, ставя поднос. – Тебе, малыш, и вам... Пожелания насчет ужина будут?
–Можно два десерта? – непроизвольно выскочило у Тсузуки. Медсестра кивнула:
–Вам можно. Доктор сказал, что у вас сахар пониженный... Да, и я не уйду, пока вы это не выпьете...

В это время трое шинигами сидели в гостиничном номере. Все том же, так как он был уже оплачен вперед... На первый взгляд казалось, что каждый занят своим делом.
Тацуми сидел на кровати и думал, не разнес ли его бывший напарник больницу. Ему трудно было признаться даже себе, что он скучает по Тсузуки. Поэтому Сейчиро подсчитывал будущие расходы и ни на что не реагировал.
Ватари, пристроившись на подоконнике, готовил очередную порцию эликсира. По гостиничному номеру расползался мерзкий запах. Ученый бормотал себе под нос:
–Такого подопытного отняли... на ком же я буду эликсир проверять?
Никто его не слушал. И даже замечаний не делал... Ютака с сожалением посмотрел на оставшееся пирожное с уже готовой порцией и решил дать его Хисоке.
–Бон, не хочешь пирожное с кремом?
–Я не ем сладкого! – чтобы разгадать планы Ватари, даже эмпатом быть не обязательно... Куросаки решительно отгородился книжкой, притворяясь, что читает. Хисоке было едва ли не хуже всех. Он уже успел привыкнуть к тому, что этот надоедливый Тсузуки всегда рядом. К тому же его одолевали тяжкие предчувствия, хотя сказать точно, что происходит, он не мог. Вот если бы он не был эмпатом, то был бы сейчас вместе с напарником... А так пока что от дара никакой пользы, один вред. Тацуми, явно из жалости, даже хотел отправить Куросаки обратно в Мейфу. Хисока отказался – он предпочитал все-таки быть как можно ближе к переднему краю событий.
–Хисока-кун, ну пожалуйста! Чего тебе стоит? – продолжал досаждать юному шинигами Ватари.
–Ютака, отстань от ребенка! – грозно сказал секретарь. – И прекрати вонять, в конце концов... Дышать нечем!
Незадачливый ученый пожал плечами, спрятал пирожное, закрыл колбу и вытащил ноутбук.
–Я не ребенок! – возмутился Хисока.
–По сравнению с нами – ребенок, – уточнил Тацуми. – Ксо, почему я не дал ему мобильный телефон?
–Потому что в больницах нельзя ими пользоваться, – авторитетно сообщил Ватари. – Аппаратура сбоит... Ты думаешь, что Тсузуки найдет мальчика в первый же день? Он, конечно, везучий, но не настолько...
–Мне кажется, что ему там плохо, – проныл Куросаки.
–Ага, его жестоко пытают, – Ютака зевнул, – больничной едой. Может, мне ему занести чего-нибудь вкусного? А то здесь не ценят...
–Пойду я, – твердо заявил Сейчиро. – Завтра куплю ему что-нибудь... Один. Без тебя...
–Тацуми-сан, вы зарываете в землю мой талант! – воскликнул Ватари. В этот момент в окно влетело что-то маленькое и уселось прямо на патетическим жестом вскинутую руку ученого. – 003! Соскучился?
Птичка согласно заклекотала. Секретарь решил временно придержать при себе гневную речь о стремлении некоторых экспериментаторов приносить в жертву на алтарь науки все подряд. Начиная с сотрудников и заканчивая важным заданием.
–У меня от вас голова болит, – сообщил в пространство Хисока. Ему действительно было нехорошо – то ли от испарений того вещества, с которым работал Ватари, то ли от воспринимаемых эмоций, то ли от собственного беспокойства. Мальчик встал, отложил книжку и подошел к окну – проветрить голову. Выходить одному ему все равно запретили...
Как раз в этот момент на расположенный этажом ниже балкончик более дорогого номера вышел мужчина. Сам по себе это было абсолютно нормально... только вот шел он спиной вперед, пока не вжался в ограждение, и лицо его было искажено ужасом. Куросаки вцепился в подоконник, ему тоже вдруг стало невыразимо страшно.
–Нет... пожалуйста! – крикнул мужчина кому-то, кто находился в его номере. – Я не виноват! Я не знал!
«Он врет, – подумалось эмпату. – Врет и знает, что ему не поможет его ложь...»
Хисока никак не мог отвязаться от мыслей этого человека, который тем временем перемахнул через решетку и повис на ней. Собирается выжить после прыжка с шестого этажа?
На балкон тем временем вышел парень в странных перчатках. С лезвиями. Он наклонился к снова запричитавшему мужчине (который, похоже, собирался спрыгнуть не на стоянку, а на балкон этажом ниже, просто не успел) и чиркнул лезвием по его пальцам. Будущий покойник с воплем полетел вниз. Хисока отшатнулся назад в комнату, после чего сработал рефлекс, и мальчик, чуть не споткнувшись по дороге о провод ноутбука, рванулся к дверям. Где лестница, он помнил...
Тацуми и Ватари обменялись непонимающими взглядами, но позволять ребенку разгуливать в одиночестве они не собирались. Оставалось только кинуться за ним...
Добежать Куросаки успел – как раз вовремя, чтобы увидеть троих людей, быстро спускающихся по лестнице. (Лифт, как выяснилось еще вчера, был на ремонте). Хисока узнал лишь одного бегущего – это был парень, которого он видел на балконе.
«Интересно, а двое остальных – парни или девушки?» – мелькнула мысль в голове эмпата. Спутники (или спутницы) убийцы голов не поднимали, да и видно их было не в том ракурсе. Только спины и длинные волосы. Куросаки остановился, понимая, что не догонит убийц.
–Хисока! Ты куда собрался? – спросил Тацуми, как раз догнавший мальчика. Вслед за секретарем спешил Ютака. Преступники уже успели исчезнуть из поля зрения. Хисока попытался рассказать, как все было, но Ватари оборвал его на полуслове.
–Ты просто переутомился, бон, вот тебе и мерещатся всякие ужасы, – заботливо сказал он, – пойдем, я уложу тебя в кровать...
–Да я тебе не ребенок, и нечего возиться со мной, как нянька! Говорю же – парень в перчатках с лезвиями убил того человека! – видя, что ему не верят, Хисока сплюнул и согласился вернуться в номер, прекратив концерт в коридоре. Уговорив мальчика все-таки лечь, Ватари припер секретаря к стене:
–Тацуми, обязательно было выбирать самый дешевый притон?! Что, нельзя снять номер в приличной гостинице?! Да тут, того и гляди, налетят бандюги, и…
–И что? Они что – убьют нас? Ты забыл, что уже мертвый? – спокойно ответил секретарь.
–Я не забыл! Но все равно это ни в какие ворота не лезет... Хисоке вредно торчать в таких местах! – Ютака отпустил Тацуми и подошел к окну. – Иди сюда...
–Хм, там действительно труп, – услышав слова Сейчиро, Хисока подскочил на кровати.
–А я что говорил!
–Между прочим, я тебе предлагал вернуться в Мейфу, – напомнил секретарь. – Ну, труп... Ну, – тут его тень скользнула по стене до балкончика и вернулась обратно, – там в номере еще два трупа... И что с того?
–Как «что с того»? – не успокаивался Хисока.
–Так, – ответил Тацуми, поворачиваясь спиной к окну. – Это не наше дело. Люди убивают других людей каждый день. Нам не платят за то, чтобы мы ловили всех убийц подряд, для этого есть полиция.
–Может, позвонить туда? – невинно спросил Ватари.
–Без нас позвонят, – отрезал Сейчиро. – Хисока, после того, что ты устроил, весь этаж уже в курсе дела...

–Обязательно надо было проколоться, – кратко резюмировал Абиссинец путаные обвинения Кена. – Этот кретин и так бы упал... А ты полез на всеобщее обозрение. Если бы тебя еще кто-нибудь увидел...
–Да ладно, хватит его гнобить, – вступился за товарища Йоджи. – Все обойдется. И вообще – это ты виноват. Я предлагал взять малыша, для подстраховки.
–Все вы хороши, – упомянутый «малыш», он же Бомбеец, он же Оми Цукиёно и он же Мамору Такатори, наконец-то оторвался от компьютера. – Сейчас я у вас виноватым окажусь...
–Тебя никто не обвиняет в том, что ты сломал ногу, – Айя явно остался при своем мнении. – И на заданиях тебе делать нечего, пока не поправишься. Что ты там интересного нашел?
–Да так, фоторобот подозреваемого во вчерашнем взрыве «Акума системз», – Оми вывел изображение на большой экран. – Похоже, Шварц к этому отношения не имеют. Разве что они Наги перекрасили... но все равно не похоже.
Хидака, увидев лицо на экране, сдавленно охнул.
–Что, Кен-Кен, знакомая мордашка? – усмехнулся Йоджи.
–Это тот самый мальчик! Из гостиницы! – Сибиряк треснул кулаком по столу. К счастью, багнаки он успел снять раньше.

Время близилось к вечеру, а Тсузуки не находил себе места. Ему все время слышались шаги доктора в коридоре. Но никто не пришел, а потому часам к девяти Асато лег – от греха подальше. Рей уже спал, в тишине темной палаты слышалось его ровное дыхание.
Когда шинигами уже был готов заснуть, планы нарушил скрип открываемой двери, и в палату вошел доктор Мураки. Тсузуки с головой укрылся одеялом. Он даже попытался храпеть, но доктор только тихо засмеялся.
–Кого ты обманываешь, Тсузуки-кун? – спросил он шепотом. – Ну же, не дурачься, я принес тебе букет роз... и твои любимые пирожные.
В ответ не прозвучало ничего, кроме старательно изображаемого храпа.
Мураки сказал уже более серьезно:
–Послушай, Тсузуки-сан... ну не верю я, что ты спишь. Детское время...
Асато усердно притворялся храпящим.
– Ну же... будешь глупить – пострадает твой новый маленький дружок.
Храп прекратился, но шинигами все равно остался под одеялом, хоть и прекрасно понимал, что это бессмысленно. Если бы Мураки действительно хотел что-то с ним сделать... не стал бы церемониться.
–Я оставлю подарки, – послышался легкий стук, затем что-то шлепнулось на подушку рядом с укрытой головой. – Надеюсь, тебе понравится... и ты не станешь вести себя как идиот в следующий раз. Подумай пока, а я вернусь завтра... в это же время.
Из-под одеяла послышались тихие всхлипы. Похоже, сегодня доктор решил ограничиться словами... только легче было ненамного.
Хлопнула дверь. Тсузуки стащил с головы одеяло, внимательно огляделся по сторонам и понял, что Мураки все-таки ушел. Шинигами сгреб с подушки розы и хотел было вышвырнуть проклятый букет в окно, но взглянул на спящего Рея и передумал. Доктор не блефовал, он действительно мог сделать что-нибудь с мальчиком...
Асато сел на кровать, продолжая держать в руках розы. За неимением подходящей вазы пришлось положить букет рядом с тарелкой, которая действительно была полна аппетитными на вид пирожными. Только вот есть их совершенно не хотелось.
–Мог бы и вазу принести, – шепотом высказался Тсузуки и снова улегся, причем сразу повернулся спиной к тумбочке.
Несмотря на переживания, шинигами все же удалось уснуть. Но, как только он закрыл глаза, ему сразу начал сниться Мураки. И розы... куча роз – на сей раз для них, правда, нашлась ваза. Асато снова попробовал укрыться с головой и провалиться в другой сон... Доктор сдернул с Тсузуки одеяло. В нос ударил приторный запах роз.
–Так что скажешь, милый? Ты подумал над моим предложением? – сказал Мураки, дотрагиваясь до его подбородка.
–Отвали, сволочь! – шинигами с ужасом обнаружил, что лежит перед своим кошмаром в абсолютно голом виде. К счастью, это был сон – и Тсузуки попробовал отнять у доктора одеяло. Безуспешно.
–Кажется, сейчас не время хамить! Но ты, я вижу, хорошо обдумал мои слова, – Мураки засмеялся.
–Я вроде в пижаме был… – задумчиво произнес Тсузуки, пытаясь сосредоточиться и не впасть в панику. – И вообще, мне это снится!
–Нет, дорогой, – доктор навис над обнаженным шинигами, впился в шею обжигающим поцелуем.
–Мураки! Нет! Уйди! – закричал Асато, пытаясь освободиться от объятий доктора. Но ничего не помогало. Кошмар продолжался, Тсузуки словно падал в бездну... и тут на ее краю появился Рей.
«Неужели это действительно не сон?» – обожгла короткая мысль.
–Что вы делаете в постели у Тсузуки-сан, сенсей? – вежливо поинтересовался мальчик.
–Это наше с ним дело, – мягко ответил доктор. – Поверь, он совсем не против, чтобы я его согрел...
–А мне кажется, что он не хочет, – Юраме отрешенно улыбнулся. – Доктор, пожалуйста... если вам это так нужно, возьмите меня...
–Рей, не надо, – прошептал сконфуженный шинигами и... проснулся. За не занавешенным окном светила яркая луна. А в кровати рядом с ним кто-то спал, свернувшись калачиком.
«Волосы светлые... неужели Мураки?» – мысль была дикой, но с учетом сна понятной.
Спящий шевельнулся, свет упал на изможденное лицо, и шинигами стало намного легче.
–Рей... – выдохнул он.
Мальчик открыл глаза и улыбнулся... совсем как секунду назад...
–Вы кричали во сне, Тсузуки-сан. Я просто подумал, что так вам будет легче. Мне тоже снились кошмары...
–Спасибо, малыш, – ответил шинигами, – и давай уже на «ты». Не такой я и старый...

Рей Юраме вернулся в свою кровать. Он больше не улыбался, но только внешне. Мальчик заложил руки за голову и прикрыл глаза.
«Ты обещал не мешать мне, – голос Мураки звучал в голове Рея с легким укором. – Неужели тебе тоже нравится этот шинигами?»
«Вам не идет ревность, сенсей, – Юраме постарался, чтобы доктор почувствовал его иронию. – А еще вам не стоит довольствоваться такой мелочью. Вы получите своего Тсузуки на блюдечке с голубой каемочкой. Я уже стал его слабым местом...»
«Рей, когда ты предлагал себя взамен – это было серьезно?»
«А вам не понравилось в первый раз? Я старался, это вы не захотели продолжать».
«Ты меня провоцируешь, – похоже, Мураки улыбался. – Если я действительно сделаю с тобой то, что хочу сделать с ним...»
«Сенсей, вы знаете, что я согласен».
«Он ведь уже рассказал тебе, какое я воплощение зла? Не боишься?»
«Вы увидите, как я боюсь... Завтра. А вам нужно выспаться...»
Похоже, с этим соображением доктор был согласен. Он прервал связь, посоветовав напоследок Рею самому получше отдохнуть. Юраме приоткрыл глаза и чуть повернул голову, чтобы посмотреть на мирно спящего теперь шинигами.
–Я не дам вас в обиду, Тсузуки-сан, – с легкой улыбкой прошептал мальчик.

Комментарии
2011-05-12 в 08:00 

Санси Суймэй
Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение - они сжигают порты, а не корабли.
Клубок заплетается...

2011-05-12 в 08:18 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Айя Юкимура Ага. люблю этот фик у себя...

   

Аниме & Фанфикшн

главная