22:45 

Хаос, значит?

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Название: Хаос, значит?
Глава №: 1-2
Автор: Мэлис Крэш и zlenok
Бета отсутствует
Персонажи: Шварц, Вайс, Ями-команда с доктором плюс несколько оригинальных.
Рейтинг: R
Жанр: АУ, кроссовер, стеб
Состояние: закончен
Дисклаймер: Персонажи мне не принадлежат, кроме оригинальных
Предупреждение: вещь несерьезная, но рейтинг не за так стоит
От автора: нагло надеюсь на комменты

1

По волнистой синей поверхности воды расплывался белый пенный крест. Ближе к центру оного на той же плоскости покачивался зеленый надувной матрас. На матрасе, положив ногу на ногу, а руки – за голову, беззастенчиво дремала девушка в черном цельном купальнике. Лицо девушки закрывала зеленая шляпа совершенно необъятных размеров, поля которой основательно вымокли.
Из воды показалась мокрая трехцветная голова (в смысле цвета волос – рыже-черно-седых). Одновременно с ней всплыло то же самое, но уже по отдельности и в количестве трех штук (в смысле три головы: рыжая, черная и седая). Спустя мгновение стало понятно, что обладатель оскорбительной для Создателя колористики волосяного покрова удерживает на плаву еще одну личность – с темными волосами неопределимого оттенка.
–Команда в сборе, – провозгласила девушка, меняя позу и сдвигая шляпу на затылок. Пять внимательных глаз и одни треснувшие очки уставились на изящную фигурку, спокойно усаживающуюся на матрасе. Поддерживаемая личность осталась в бессознательном состоянии.
–Простите, – вежливо поинтересовался владелец нерабочей оптики. – Я правильно понял вас?
–Правильно, – отрезала девушка. – Вы хотели Хаоса. Вы высказали свое желание вслух. Хаос внял вашему желанию. Мы здесь, вы выжили и готовы продолжать сие неблагодарное дело. В чем мы вам и поможем. Чучело полосатое, клади эту обморочную мелочь сюда, он плавать не умеет.
Приказ полосатое чучело выполнило незамедлительно, шмякнув тушкой Наги об матрас. Девушка закончила работу, уложив неводоплавающего телекинетика поудобнее. Для этого ей пришлось слезть с плавсредства, но сделала это представительница от Хаоса оригинально – став на колени, прямо на воду.
–Что я могу добавить, – девушка вновь повернулась к очкарику. – Верить надо лучше. Тогда мы бы не прибыли в последний момент... И вообще, прибыли бы не мы. А так... Ладно, и не из таких передряг выплывали. Направление на берег, Шварц... Кстати, мистер Кроуфорд... Мы с вами, пожалуй, отправимся в авангарде. Чтоб остальным было куда идти...
Сбросив в воду головной убор, девушка рассчитанным движением выдернула из волны Брэда Кроуфорда и полетела вместе с ним в указанном направлении. Быстро скрывшись с оставшихся глаз...
–Кажется, я тоже понял, – оповестил пространство Шульдих и попытался уцепиться за матрас. До берега было далековато, а плыть в костюме – неудобно. Фарфарелло решил для себя аналогичную проблему проще – покромсал костюм. Берсерк ничего не понял, но отрываться от коллектива не стал.

Тем временем на берегу удачно приземлились двое. Девушка тут же принялась деловито изучать оживлявшие пейзаж кустики. Наконец из-под одного куста был извлечен красный полиэтиленовый пакет, а из пакета – черный женский деловой костюм. Брючный. И пара черных туфель на низком каблуке. Не стесняясь Оракула, девушка принялась одеваться. Кроуфорд демонстративно отвернулся, выказывая уважение к будущему начальству. Хотя... Нет, в конечном итоге, это зло было неизбежным. Иначе и он, и его люди просто погибли бы...
–Мистер Кроуфорд, они доплывут, – девушка наконец-то закончила надевать туфли. – А нам пора. Вы же сами хотели...
Брэд вздохнул и последовал за ней – к стоящему у обочины расположенной рядом дороги автомобилю. Машина оказалась землячкой Шульдиха – в смысле, «Фольксвагеном», причем двухместным. Темно-синего цвета. Дверь со стороны водителя была открыта. На зеркале заднего вида болтался совершенно неприличный ароматизатор с картинкой полуголой девицы. Ключи торчали в замке.
–Не боитесь оставлять вот так? – на автомате спросил Кроуфорд.
–Нет, не боюсь, – девушка немедленно воспользовалась зеркалом для оценки собственного внешнего вида, поправив сначала второе (сложный узел из черно-рыжих волос), а затем вернув на место первое. – Кстати, можете звать меня Мэл. Это мое настоящее имя.
–Куда мы едем... Мэл? – будущее пока что не торопилось выдавать своих тайн. Настоящее, впрочем, тоже – каким образом костюм Оракула умудрился высохнуть, понять так и не удалось.
–Домой... У людей ведь должен быть дом, не так ли? – девушка чуть прибавила газу: машина выехала на прямой участок дороги. – Значит, он будет и у нас.

Тащившее матрас полосатое чучело против дополнительного груза не возражало. Оно молча гребло одной рукой, не оборачиваясь. Примерно на полдороги к суше, впрочем, по первому аспекту кое-что изменилось.
–Я для сестры чучело, а не для тебя, – негромко прокомментировал гребущий мысли Шульдиха. – Нет, ну и люди пошли – сначала сядут на шею, потом обзываются...
Голос у полосатика был высокий, но спокойный, причем лишенный интонации. Как будто возмущался компьютер, снабженный голосовым синтезатором последней модели.
–А что случилось? – очень вовремя очнулся Наги. – Мы что, живы?
–И чему удивляться? – полосатик резким рывком отправил матрас на мелководье. Без предупреждения. В результате болтавшийся на буксире телепат зацепился ногами за дно, отпустил руки и основательно окунулся. – Хотя нет, есть чему...
Когда рыжий немец наконец отплевался и встал на ноги, его взгляду предстала дивная картина – мокрый полосатик в полный рост. Как оказалось, чучело было на вид не старше Наги – просто раза в три наглее и в шесть – хладнокровнее.
–Тебе помочь? – в голосе просто-таки сквозило отсутствие участия. Полосатое создание могло вывести из себя кого угодно. Но почему-то начало с Шульдиха... Отказавшись от «помощи», немец доковылял-таки до берега и присоединился к уже сидящим на том же самом матрасе коллегам.
В это же время примерно в километре от отдыхавших и обсыхавших Шварцев на берег выползали неистребимые Вайсы... Но это так, к слову...

Въезд в город преграждало несколько полицейских автомобилей. Мэл послушно затормозила по знаку человека в форме и полезла левой рукой во внутренний карман пиджака. Там обнаружилось удостоверение с золотым тиснением на обложке. Изучив документ, полицейский сразу же скомандовал своим людям раздвинуть заграждение.
–В городе беспорядки, Юлаго-сан, – сказал офицер, возвращая удостоверение.
–Я знаю, – кивнула Мэл и нажала на педаль. «Фолькс» послушно рванул с места.
–Юлаго-сан? – переспросил Кроуфорд, следя за тем, как девушка возвращает удостоверение в карман.
–Наоко Юлаго, – ответила Мэл. – И что-то связанное с госбезопасностью... Полезный документ. Пока до полного хаоса далеко, нам придется занимать какое-то место в этом мире. Мистер Кроуфорд, маленькая просьба... Там в бардачке диски. Поставьте что-нибудь. На ваш вкус.
Первый подвернувшийся под руку оракулу диск оказался альбомом «Modern Talking». Вслушавшись в начало, Мэл уверенно переключила передачу. Машина неслась мимо охваченных огнем домов, мимо дерущихся на тротуарах людей, ловко уворачиваясь от пуль и обломков.
–Can’t you see... It’s like a dream! – подпела девушка. – Хаос в пути, мистер Кроуфорд. Я исполню вашу мечту... Чего бы это ни стоило.
–И так будет везде? – Брэд оглянулся, почти с сожалением провожая взглядом какой-то разгромленный магазин. Автомобиль покидал район активных действий населения по созданию хаоса.
–Во всем мире. Не волнуйтесь, мы с братом – профессионалы, – Мэл улыбнулась, затем ненадолго отвлеклась, останавливаясь у аналогичного первому заграждения. Здесь даже не пришлось показывать удостоверение, – полицейские сразу же кинулись разбирать барьер. – Правда, в ипостаси последней надежды... – добавила она, снова нажимая на газ.
«Что бы это значило?» – интуиция отсоветовала оракулу уточнять. Брэд Кроуфорд не знал до конца, с кем ему пришлось связаться, но других выходов просто не было. И если откликнулись только эти двое, винить некого. Все оказалось слишком простым – воспользоваться подготовленным ритуалом и произнести определенные слова... Правда, ясновидение лишь указало путь к спасению. Объяснения нужно было искать самостоятельно.

–Похоже, нам придется решить одну проблему, – полосатик, устроившись отдельно от коллектива на плоском камне, наконец-то закончил возню со своими волосами. Расческу мерзкое создание достало из валявшегося на берегу красного пакета. – Кое-кому из вас сильно мешает незнание моего имени.
Шульдих поперхнулся. Телепата страшно бесило это чучело, незаметно читавшее мысли сквозь любые щиты. При этом сам полосатик был примерно таким же непробиваемым, как неодушевленный предмет. Хотя...
–Я думаю, вы можете называть меня Рей Юраме, – впрочем, именно в момент представления немцу удалось поймать один четкий образ, выпущенный за пределы щитов. Одно слово – «Eisstern». – Естественно, это не мое настоящее имя, но я буду носить его, пока в этом мире будут нужны имена. Вы поняли?
Шварцы синхронно кивнули. Полосатик опустил голову, чтобы завязать волосы в неаккуратный хвост. Затем вытащил из вышеупомянутого пакета художественно драные джинсы и клетчатую рубашку, в которую были завернуты кроссовки.
–И что теперь мы будем делать, Рей Юраме? – Шульдих решил хоть немного отыграться. Но одевшийся мальчишка все тем же лишенным интонации голосом ответил:
–Курс на воссоединение, Шварц. Сейчас по той дороге проедет грузовик. На нем мы отправимся в город. Пошли, – и чучело двинулось к обочине, не оборачиваясь.
Грузовик не заставил себя ждать. Развлечься, впрочем, не удалось: водителя не получилось догнать. Берсерк по этому поводу немного расстроился.

Темно-синий автомобиль остановился у неровно облезшего бело-зеленого штакетника. За заборчиком притаился двухэтажный дом, куда более опрятный. Создавалось впечатление, что кто-то начал приводить в порядок участок, но успел только разобраться со зданием и подстричь половину кустов у дорожки.
–Мы на месте, – Мэл вытащила ключи из замка зажигания. – Мой брат приведет сюда остальных, где-то через полчаса...
«Так, значит, это будет нашим новым временным домом», – подумал Брэд. При взгляде на полуободранный забор в голове ясновидца зашевелились нечеткие образы – определенным было только то, что они относились к благоприятным. Время пока что решило идти прямо...
–Я считаю, что удобнее работать, когда хаос находится вокруг, но не слишком близко, – Мэл уверенно толкнула внутрь калитку. Петли мелодично скрипнули, воспроизводя отрывок из какого-то знакомого классического произведения – в той же тональности, в которой мог бы сделать это мобильный телефон. – Мистер Кроуфорд, вы идете?
–Да, Мэл, – это имя, казалось, не требовало уважительных приставок. Само по себе оно звучало, как недосягаемый титул.
«Что же мы вызвали?» – снова спросил себя Брэд Кроуфорд. Если бы можно было заглянуть в более далекое будущее, что бы он увидел там? Пока что ясновидение недвусмысленно показывало один ответ – жизнь.
–Хаосу вы с самого начала были интересны, – девушка продолжила разговор на крыльце, ковыряясь в замке ключом, который достала из-под вазона с засохшим растением непонятного происхождения. – А когда вы позвали нас, мы не могли не откликнуться. Кажется, мистер Кроуфорд, вы хотели бы знать больше подробностей... У вас это на лице написано.
Брэд обычно гордился своей выдержанностью... Но Мэл, похоже, привыкла читать мир, как широко открытую книгу на родном языке. Да, кстати о языке. С ним она говорила по-английски, а с полицейскими, когда играла Наоко? Или ясновидец настолько хорошо изучил японский, или сейчас он наконец-то заметил одну из многих странных особенностей Мэл...
–Не волнуйтесь, мы всегда понимали, что вы знаете о нас очень мало, – продолжила девушка, заставляя сердце Брэда ощутимо екнуть. – Проходите, мистер Кроуфорд... Я не люблю разговаривать через порог... во всех смыслах.
Подлинное значение замечания до ясновидца не дошло, но в дом он вошел. Заметил, что Мэл не спешит разуваться и идти вглубь, поэтому последовал ее примеру.
–Повторяю, мы не можем оставлять без внимания просьбы, пусть даже зовущий нас не ведает, что творит, – в полумраке прихожей глаза девушки слегка отсвечивали, но был ли это внутренний свет или просто отражение уличного, понять было нельзя. – Хаос принял ваше приглашение, мистер Кроуфорд. Детали мы обсудим после, но прошу вас – не бойтесь меня. Постарайтесь, а?
–Я постараюсь, – ясновидец кивнул.

–Налево, – подсказывал дорогу сидевший рядом с ведущим машину Шульдихом Рей. – Теперь опять налево... И вот здесь сверни направо... Чхать на знак, на три квартала вокруг ни одного полицейского... Опять налево... И прямо до зеленого забора. А злиться не на что...
–Есть на что! – Шульдих припарковался у обочины и дернул ручник. – Валяй, читай...
–Нашел за что придираться к бывшему покойнику, – раздражающий голос Рея внезапно обрел интонацию. И, собственно, перестал быть причиной для беленения. – Хочешь, сниму щиты? Сам попросишь поставить обратно...
–Снимай, – телепат все еще не вышел до конца из стадии белого каления... Полчаса наедине с полосатым чучелом в кабине грузовика (Наги и Фарфарелло ехали в отделении для груза) привели к полному истощению резервов здравомыслия.
–Воля клиента – закон, – Рей повернулся на сидении так, чтобы видеть Шульдиха прямее. – Любуйтесь...
Телепат за свою жизнь видел и слышал многое... В том числе и людей, переживших ад. Именно это сравнение первым отозвалось в качестве определения для содержимого головы Рея Юраме. Только мальчишка с претенциозным цветом волос думал про свой ад каждую секунду. Перебивая друг друга, сквозь тонкий налет нормальных мыслей проносились сцены, немало развлекшие бы Фарфарелло... Сцены, обладавшие силой слишком недавнего прошлого, способные шокировать неподготовленного зрителя... Впрочем, мальчишке они не вредили. В остальном мозг Рея работал, как отлаженный компьютер, пусть и забитый на девяносто процентов посторонними вещами. Люди так не мыслят... Но полосатик с первого взгляда не казался человеком.
–Ну и что тут такого? – Шульдих нажал на ручку двери. – Мне эти твои ужастики не мешают. Кстати, о какой мебели ты думаешь?
«О той, которая в кузове, – проплыло над поверхностью клубка мыслей. – Если ребята от скуки не покромсали ее на части... Кстати, я за тебя рад. Последний, кто пытался меня прочесть, «сгорел»...»
«Подготовка решает все, – Шульдих улыбнулся и спрыгнул на тротуар. – Ты интересно мыслишь, Айсштерн... Рей».
«Если ты это расслышал, то имеешь право звать меня так, – щиты начали возвращаться на место, отсекая лишние мысли. – Не вслух, конечно... Но мы еще поговорим...»
Телепат мысленно все же непроизвольно вздохнул с облегчением, когда помойка под названием «мозг Рея» изолировалась от поля внутреннего зрения. Действительно, неподготовленный и восприимчивый человек мог бы «сгореть», потерять рассудок при взгляде на подобное. Запоздало оформилась еще одна несообразность, присущая полосатику: показавшиеся на первый взгляд картинами недавнего прошлого (а то и вовсе снов) сцены насилия с точки зрения жертвы на самом деле воспринимались хозяином как настоящее... Параллельное настоящее. Странность не вызывала желания обдумывать ее лишний раз – мало ли зачем Рей–Айсштерн так думает...
Кроме того, пора было выгружать чудом уцелевшую мебель. Чудо имело место самое настоящее – при разгрузке не обнаружилось вообще ни одного пострадавшего предмета.
–Интересно, так значит, вы можете найти... ммм... менее пагубное для окружающей обстановки занятие, – комментарий Брэда, наблюдавшего за разгрузкой, пришелся как раз к месту. Наги от неожиданности упустил перетаскиваемое кресло и уже мысленно приготовился выслушать порцию ненормативной лексики. Но материться никто не спешил. Наоэ моргнул и увидел, что тяжеленного кожаного монстра тащит Рей. Руками. Вверх по ступенькам крыльца. Сюрреалистическая картина...
–Ты что творишь? – поинтересовалась у новоявленного силача девушка, выплывшая из входной двери, и немедленно наложила на кресло свои руки. – Чучело... Сколько раз тебе говорили – не напрягайся без надобности! А вы почему смотрите? Это вам здесь жить!
–А если я здесь буду жить, – голос Рея снова потерял всяческие намеки на интонацию, – мне можно напрягаться?..
–Вообще-то у нас второй вызов, – обе створки двери распахнулись, зафиксировавшись в таком положении. Кресло, впрочем, стало точно посередине проема. Две ножки – на пороге. – Но если ты хочешь остаться – оставайся.
–Второй вызов? – уточнил Брэд. Возможно, не стоило переспрашивать, но все же Мэл говорила вслух... А значит – хотела быть услышанной.
–В этом мире есть еще один человек, которому нужна моя помощь, – девушка не стала тянуть с ответом. – Хаос заинтересован в его жизни. Я вернусь, – Мэл исчезла, не сходя с места. Рей плюхнулся в перегородившее проход кресло, закинув руки за голову.
–Видимо, этот кто-то нуждается в ней срочно, – пояснил он откровенно издевательским тоном. – И команды стоять с удивленным выражением лиц не было... Да, мы можем многое, но стараемся обойтись без нецелесообразной траты сил.
Кресло испарилось вместе с сидящим, явно переместившись на свое законное место в диспозиции предметов интерьера.

Огонь. Много огня. Впрочем, в огне недостатка не было по всему городу. Только здесь пламя казалось более насыщенным... Более живым.
Раздвигая языки огня, словно траву, вглубь помещения проскользнула темная фигура. Она выглядела сгустком тьмы, каким-то образом спокойно сосуществующим с алым светом.
Дальше... К тому, кто позвал.
Фигура опустилась на колени рядом с полумертвым телом. Пламя отпрянуло прочь, словно не желая приближаться к гостье.
–Твоя жизнь – ценность, – шепнула девушка, и ее голос прозвучал громче гула топки, в которую превратилось это место. – Твое стремление жить – бесценно.
Она провела рукой над лежащим, в сантиметре от обгоревшей ткани. Тело шевельнулось.
–Совсем немного моей силы... Ты устал. Но ты сможешь подняться...
Окровавленная, но от этого не менее красивая рука вцепилась в ладонь девушки. Человек, только что выглядевший кандидатом в трупы, медленно вставал. Для начала – на колени... Лицо его все еще было скрыто в тени.
–Кто вы? – негромко спросил он.
–Всего лишь та, кого вы позвали сюда силой собственных чувств, доктор, – только сейчас свет коснулся ее, и стало заметно, что она улыбается. – Вы хотели выжить, чтобы завершить начатое вами дело. Не отрицайте – хотели. И я пришла, чтобы исполнить ваши желания.
–Что вы можете сделать... теперь? – чего больше было в его взгляде? Отчаяния или надежды? Или просто блики огня?
–Все, – спокойно ответила Мэл. – Возможно, результат вас удивит. Но это будет именно то, о чем вы мечтали... Пойдемте, доктор. Вам здесь не место.

2

Из досье ДжуОЧо (файлы повреждены)
Имя: Юраме Рей
Группа крови: третья, отрицательный резус-фактор
Родители: мать – Юраме Аои, медицинская сестра (умерла при родах), отец – Юраме Юкито («Тенши»), рок-исполнитель (покончил с собой 2 года назад)
Единственный живой родственник – Тайшо Наоко (см.), старшая сестра, дочь матери от первого брака.
Возраст: 15 лет
Статус: мертв (местонахождение души неизвестно)
На фотографии, приложенной к делу – мальчик лет 12, сероглазый, в европейской одежде, но с белой ленточкой-хатимаки на голове. Волосы темные с яркими рыжими прядями.
Дополнительная информация: одаренный ребенок. Огромные способности к рисованию и музыке. Также занимался боевыми искусствами и дважды становился чемпионом школы по плаванию среди младших классов. Внимание: внушительный магический потенциал.
Обстоятельства смерти: после трехлетнего пребывания в коме был отключен от аппарата искусственного дыхания по требованию официального опекуна (сестры).
(прочая информация не поддается прочтению)

Имя: Тайшо Наоко
Группа крови: вторая, отрицательный резус-фактор
Родители: мать – Тайшо (Юраме) Аои, медицинская сестра (мертва), отец – Тайшо Дайске, информации нет
Возраст: 22 года
Статус: жива
Фотография отсутствует.
(прочая информация не поддается прочтению)

–Странно, что хоть это сохранилось, – резюмировал пернатый работник компьютерного труда. И неодобрительно посмотрел на главного виновника всей разрухи. Гений разрушения скромно доедал пирожное, и, похоже, весь остальной мир его интересовал слабо. – К сожалению, раньше мы не смогли заняться этим делом, – еще один полностью проигнорированный гневный взгляд. – Юраме – крайне важная фигура в наших планах, по имевшимся данным он вполне мог превзойти этого рэйдзи, – на сей раз взгляд был проиллюстрирован движением крыла. Только что прикончивший очередную дозу сладкого и оглядывавшийся в поисках еще одной Тсузуки с собой оскорбление не соотнес. А в принципе согласный с характеристикой Хисока заступаться за напарника не стал.
–Я так понимаю, мы должны найти и привести в Мейфу душу Юраме, – подумал вслух Куросаки.
–Ну естественно, район-то ваш, – с некоторым сарказмом сообщил ГуШоШин. – Конечно, у вас там и так дел по горло...
Насчет завала цыпленок не ошибался. Во втором секторе последнее время было совсем не тихо. Только что вышедшие с больничного напарники вынуждены были разгребать последствия творившихся в городе беспорядков. И разгребли далеко не все.
–Но у этого дела приоритет выше, – уточнил Хисока. – Я просто не понял сначала...
Что, кстати, совсем неудивительно, когда канал получения информации в процессе выдачи жует тортик. А за подробностями все равно приходится идти по известному адресу.
–Все остальное можно пока отложить, не горит, – подтвердил Тсузуки. – Мне Татсуми так и сказал... А я тебе разве не говорил?

–Похоже, кое-кто опять облажался, – заключил Хисока, не отводя взгляд от закрытой двери. – И мы ошиблись адресом...
–Или Тайшо больше здесь не живет, – Тсузуки наклонился и вытащил из-под коврика узкий голубоватый конверт. Запечатанный. – Странное место для хранения писем, не находишь?
На месте, предназначенном для имени отправителя, красовалось пятно неровной формы. Судя по виду – иероглифы кто-то тщательно зарисовывал маркером. И если с адресом у неизвестного все получилось, то собственно имя еще выделялось. Слишком уж глубоко кто-то давил на ручку.
–Контон, – озвучил иероглифы Тсузуки. – А адресат – Наоко Тайшо. Так что мы не ошиблись... Слушай, а там не бумага!
–То есть? – Хисока выхватил конверт. Действительно, внутри ощущалось нечто, напоминающее на ощупь... перевязанную чем-то прядь волос, сложенную вдвое. Или, возможно, плоскую кисточку из тонких нитей. – Это лежит здесь уже давно...
–Ты ничего не чувствуешь? – эмпат был готов ответить «ничего». Собственно, он действительно ничего не ощущал. Дом был пустым, мертвым... стерильно мертвым, словно вываренный череп. Ни одного человека вокруг. Все квартиры оставлены хозяевами. Здесь только двое мертвых... и совсем нет живых...
Куросаки уронил конверт – и наваждение растаяло. Этажом выше кто-то негромко играл на пианино... нет, слушал запись. По лестнице поднимались. В соседней квартире шумел пылесос.
На зеленовато-желтом коврике лежал светло-голубой бумажный прямоугольник.
–Магия, – неуверенно произнес Хисока.
–Сильная и непонятная, – добавил напарник. – Входим?
–А?.. – младший шинигами покосился на конверт.
–Не думаю, что его стоит трогать еще раз.
Пройти сквозь дверь труда не составило. Только вот в квартире не обнаружилось ничего экстраординарного. На первый взгляд – обычное жилище не слишком аккуратной одинокой женщины...
Взгляд Хисоки упал на валявшееся прямо посреди чистого письменного стола нижнее белье. Мальчик покраснел.
–Не туда смотришь, – симатта... Этот тормоз эволюции, произведенный в эпоху Мэйдзи, все же нашел нечто интересное! – У Тайшо-сан, похоже, привычка – держать все документы в одном месте...
–Медицинская карта ее брата, – Хисока захватил наиболее интересный документ и вместе с ним уселся в ближайшее удобное кресло. Спиной к интригующему кусочку шелка. – Ватари бы сюда...
–Думаю, никто не заметит, если мы возьмем кое-что с собой, – заметил Тсузуки, выглядывая из кухонной двери. – У меня предчувствие, что она не вернется.
–Тем более что карту она наверняка украла... Слушай, что здесь написано! Если я не разучился читать...
Среди непонятных терминов и просто невероятных по корявости образцов разнообразного врачебного почерка одна запись, датированная позапрошлым годом, выделялась редкой читабельностью. Результат проверки мозговой активности. И заключение: «Прогноз благоприятный, высокая вероятность пробуждения»...
–Получается, ее брат мог прийти в себя? – Тсузуки пристроился на подлокотнике кресла с целью перепроверить напарника. Было заметно, что оторваться от более важных дел (например, спасения обнаруженной в холодильнике еды от бесцельной гибели) Асато заставила только сенсационность новости. – И она его убила... но зачем? Ради чего?
Со стороны невидимой шинигами кровати послышался смешок. Оба напарника синхронно вскочили и развернулись. При этом Тсузуки перевернул кресло, и оно с грохотом упало на пол. Этажом ниже кто-то выругался, при этом отчетливо прозвучало «яриман». Затем стало тихо, и снова раздался смех – ненатуральный, хрипловатый, словно...
–Наверное, его замкнуло, – Асато продемонстрировал напарнику извлеченного из-под одеяла плюшевого мишку. Оставленная без внимания застеленная кровать (европейского типа) служила пристанищем доброй полудюжине игрушек. Правда, лежали они почему-то в художественном беспорядке и были тщательно прикрыты. – Лови!
Хисока отпрыгнул от засмеявшейся в полете игрушки так резво, что чуть не повторил подвиг напарника по отношению к металлической напольной вазе.
–Идиот! – громко сообщил Куросаки.
–Зря дергаешься, никакой магии я в них не обнаружил, – Тсузуки мило улыбнулся. – Хотя после этого конвертика ожидал... Может, у Тайшо-сан был приятель, обожающий валяться на застеленной кровати?
–Как-то слабо у меня вяжется такая любовь к детским розыгрышам и... все остальное, – пробурчал Хисока, поднимая кресло. При этом в поле зрения снова попали трусы... и кое-что еще. – Похоже, здесь что-то лежало. Прямоугольное. Слой пыли меньше... Большая книга или ноутбук, скорее всего.
Следующие несколько минут были потрачены на поиски техники. Ничего даже близко похожего по назначению не нашлось. Зато обнаружились: альбом с газетными вырезками, запечатанная картонная коробка с прозрачной стенкой, в которой покоилась кукла (кстати говоря, пластиковая, но при ее виде шинигами все равно передернуло) и куча дисков с программами в ящике стола.
–Значит, компьютер она взяла с собой, когда уходила, – подумал вслух Тсузуки. – При этом оставила все документы...
Не заинтересовавшая Хисоку папка так и лежала на полке, где ее оставил старший шинигами. Собственно, его содержимое тоже не впечатлило – какой-то договор, инструкция к телевизору, все вперемежку... При попытке сунуть папку на место из нее выпал ключ-пропуск. Пластиковая карточка с магнитной полоской и надписью на обратной стороне. Над иероглифами был вытиснен логотип – восемь стрел, исходящих из одной точки.
–«Акума системз. Отдел компьютерной безопасности», – подобравший ключ Хисока был готов дать себе по лбу. Чуть не проворонил такую потенциально важную улику! – Это мы тоже возьмем. И пошли отсюда...
–Интересное название, – заметил Асато. – Ладно, пойдем. Мне здесь тоже как-то неуютно...
Еще одно потрясение ожидало напарников на выходе. Конверт вернулся под коврик, и теперь опять выглядывал только краешком.
–Ну что, будем забирать? – поинтересовался Хисока, не забыв показать, что у него руки все-таки заняты.
–Нет, – твердо ответил Тсузуки. – Никуда эта гадость не денется...

Рей продолжал поражать, раздражать и вызывать у окружающих прочие эмоции, а также желания. За прошедшие дни, отмеченные постоянным пребыванием в доме этого создания, выяснилось, что существует он в двух режимах. Присутствие сестры повергало Юраме в апатию. Полосатик закрывался в своей комнате или же оставался на виду, но занимался примерно одним и тем же – лежал с полуприкрытыми глазами, нацепив наушники, утыкался в книгу или же демонстративно играл на карманном компьютере. Рею было все равно, обсуждает сестра что-то с Кроуфордом за закрытыми дверями или отчитывает непутевого братца за очередное достижение. Один раз в присутствии Шульдиха на воспитательную беседу последовала реакция – Юраме оторвал взгляд от потолка, снял наушники и сообщил сестренке, что она прекрасно знает, в чем и насколько не права. После чего добавил, что не собирается выслушивать, как на нем срывают эмоциональное напряжение, посоветовал поискать другой объект и открутил плеер на максимум громкости. Так, что всем присутствовавшим стало известно, какую именно музыку предпочитает полосатое чучело.
К слову говоря, полосатым Рей медленно, но верно переставал быть. После каждого достижения у парня прибавлялось седых волос. Что, впрочем, слабо волновало самого Юраме, и он продолжал действовать в рискованном направлении, стоило машине сестры скрыться за поворотом.
Достижения Рея Шульдих мысленно делил на опасные и поражающие окружающих, но с классификацией были проблемы. Юный творец (или произведение?) хаоса жил в какой-то лично своей системе мироздания, где считалось нормой, к примеру, на весь день исчезнуть в неизвестном направлении, вернуться в три часа ночи и улечься в чужую кровать под бок к законному владельцу. Причем на справедливое возмущение, вызванное тем, что юноша превратил постель в филиал Сахары, ибо спал не раздеваясь и умудрился предварительно где-то вывозиться в песке, реакция была нетривиальной. Песок с простыней немедленно исчез, чучело отправилось в ванную, откуда вернулось в одном полотенце (на волосах) и легло обратно. Отправляться в свою комнату Рей не собирался, мотивировав тем, что в чужой он якобы нужнее.
Да уж... Как будто кому-то так хотелось... При виде этого тела у любого нормального человека могла возникнуть только одна мысль – об изможденных жертвах анорексии, модельного бизнеса и прочих вариантов современных концлагерей. Впрочем, свою костлявость Юраме упорно пытался исправить, в том числе путем чрезмерных физических упражнений. Хотя, возможно, делал парень это исключительно назло сестре, так как сам по себе обладал той еще силой... Шульдих до сих пор клял себя за то, что согласился «потренироваться» с этим психом. Или взять тот случай, когда Рей неожиданно появился прямо во время выполнения последнего задания и спас шкуры всей группы? Кстати, именно после этого и поимел место пример двусторонних семейных разборок...
–О чем задумался? – в данное время женского воплощения хаоса в доме не наблюдалось. Поэтому Айсштерн, влетевший в гостиную, общался вполне живым голосом. По интонации было заметно: Рей находится в поиске. Ищет, что бы еще такого неадекватного совершить. – Не волнуйся, все идет по плану, мир катится на... В общем, согласно желанию. Или ты не об этом?
–Ты знаешь, о чем я думаю, – против Юраме были бессильны любые блоки. – Айсштерн...
–Совет касательно Джея я уже принял к сведению, – Рей опустился на диван, заложил ногу за ногу и откинулся на спинку. – Между прочим, где благодарность за сокрытие авторства? Если бы ты слышал, что мне сказала Мэл...
–Я слышал, – усмехнулся рыжий немец. Кто бы подумал, что предложение такого плана можно воспринять всерьез? Удовольствие в результате получили обе стороны, а также зрители... Даже пол никого отмывать не заставили, Юраме сам справился. – Спасибо, что не сдал, Айсштерн...
–Между прочим, вы здесь не одни, – вклинился в разговор до сих пор тихо сидевший в уголке Наги. – Могли бы свои отношения обсудить в другом месте...
–Ты о чем? – недоуменно моргнул телепат, переходя на японский. С Реем можно было хотя бы поболтать на родном языке...
–Я не глухой, – язвительно сообщил малолетний телекинетик. После чего встал и вышел из комнаты, не дожидаясь, пока его мысли прочтут. Но, похоже, Юраме успел...
–Может, и не глухой, – убийственное отсутствие интонации было настораживающим признаком, – но слышит явно только то, что хочет... У меня крайне провокационное имя...
Рей усмехнулся, после чего перетек в лежачее положение. Точнее, сполз вниз по спинке дивана и забросил ноги на сиденье, но реализована эта смена позы была с воистину кошачьей грацией. Немец все же успел встать до того, как его коленями воспользовались бы в качестве подушки.
–Он что... решил, будто я тебе в любви признаюсь? – при всей своей малой вероятности версия не грешила отсутствием логики.
–Между прочим, тебя в отношениях со мной только Брэд не подозревает, – сообщило бывшее полосатым чучело. Шульдих промолчал, мысленно соглашаясь с возможной оценкой провокационного поведения Юраме. Шествие в голом виде через полдома из спальни и обратно... Тренировка, на которой этот живой скелет откровенно поддавался, пока не ушли все возможные зрители... И, черт возьми, то задание! Конечно, приятно прикладывать руку к сотворению хаоса (не все же время скучать в комфортабельном жилище, испытывая на своей шкуре сладость коммунального проживания), но все же что-то фройляйн Мэл не рассчитала. Если сначала все было относительно легко, то потом...
Нет, они могли бы выбраться сами. Точно могли бы. Просто не ожидали от слуг покойной ключевой персоны подобной преданности, а еще – выбрали неверный маршрут отступления...
Взвизгнула пуля, нанося непоправимый вред декоративной стенной панели. Бывшая охрана давила на психику, не соображая, вероятно, что премия за рвение им уже не светит. Место, где укрылись Шварц, было неплохим для укрытия. Но ловушкой оно было и вовсе идеальной.
–Подкрепление не требуется? – Рей словно соткался из воздуха и бетонной пыли в углу. – Вопрос – риторический...
Мальчишка просто вышел под пули... и ровно через две минуты вернулся сообщить, что путь свободен. Так оно и было. До самого конца... а уже возле припаркованного автомобиля бледный, как обычно, Юраме сполз на руки ближайшего... и явно не случайно им оказался именно Шульдих.

–Он уверен? – ехидно уточнил рыжий. Да уж, если так оно пойдет и дальше, то наклонности Рея в сочетании с его же упорством возьмут верх. Рано или поздно. И ведь, в принципе, не так уж этот мальчишка и плох... Не зная, какая в этой оболочке таится замороженная гадюка, можно назвать Юраме привлекательным. Хотя нет. Говоря поэтическим языком, в свое время этот мальчик был весьма недурным бутоном... только вот его срезали и засушили, не дожидаясь, пока он распустится. – В смысле, уже все предвидел с точностью до позы?
–Нет, – взгляд Рея по-прежнему был направлен в потолок. – Делать ему больше нечего, только твое будущее изучать в приложении ко мне... Но если ты действительно хочешь, то у нас как раз сейчас есть немного времени. Шучу...
–Если ты не прекратишь лезть в мою постель, шуточки однажды кончатся, – предупредил Шульдих. – Я могу не сдержаться...
–Испугал, – протянул Юраме, потягиваясь. Снова в стиле большого тощего помойного кота, залезшего в дом и опьяневшего от наглости. – Между прочим, я всего лишь хотел забрать себе твои кошмары. Мне-то все равно... А кошмары у тебя интересные.
–Лучше твоих? – телепат вспомнил увиденное в мыслях Айсштерна. Слабовато верится в такое обоснование...
–Я люблю разнообразие, – Рей откровенно зевнул. – А вижу все время одно и то же.
–Не сказал бы, – чего-чего, а разнообразия в том, чем был занят мозг Юраме, хватало. Хотя, конечно, ограниченного.
–Ты видел то, чем я грежу наяву, – пояснило чучело. – Снится мне другое... То, из-за чего я провел здесь три года на пороге смерти. Или чужие кошмары, если они достаточно яркие.
–Мог бы и раньше рассказать, – Шульдих хмыкнул. Ну, если пребывание этого живого скелета в кровати (достаточно широкой для двоих) – залог спокойного сна... Заявлять авторские права на кошмары как-то не тянуло. Хочет смотреть – пусть смотрит.
–Зачем? – Рей прикрыл глаза, затем скрестил руки на груди. Теперь он выглядел намного естественнее... еще бы диван гробом заменить. Мертвый подросток, поседевший от...
...боли. Постоянной, вгрызающейся в нервы, рвущей тело, сжигающей дотла душу... пока не останется один пепел. Пока сквозь него не пробьется крошечная искорка. Пока пепел не соберется вокруг нее, переплавляясь в алмаз.
И тянется по монитору ровная зеленая линия, предупредительно пищит сигнал. Он никого не волнует, его отключают... и тело, не прикрытое даже символической простыней, несут на руках... В мертвых, но открытых глазах отражается пасмурное небо и дым далекого пожара, слившийся с тяжелой тучей...

–Не заглядывай в меня, – полусонное предупреждение разрушает случайно пойманную картинку. – Вредно...
–Устал? – вроде бы рановато еще для сна... А этот бывший покойник определенно именно с этим намерением тут и устроился.
–Не выспался... А она скоро придет, – Рей повернулся спиной к зрителю, перестав ассоциироваться с трупом. Зато так было лучше видно, что полосатая прежде шевелюра уже стала практически полностью серебряной. – Потом зайдешь в мою комнату... там для тебя сюрприз...

Похоже, с ясновидением у малыша было так же неплохо, как и со всем остальным. Женская ипостась хаоса вышла из своего Фольксвагена ровно через полчаса после того, как ее появление было предсказано.
Мэл не выглядела захваченной очередной убийственной для окружающих идеей. Напротив – слегка обеспокоенной чем-то своим... Хотя не факт, что эмоции, отражавшиеся на лице этой прекрасной фройляйн, полностью соответствовали действительности.
Шульдих отошел от окна. Если представительница от хаоса сейчас войдет сюда, нужно быть готовым к тому, чтобы покинуть помещение. И ни в коем случае не демонстрировать, что ее приход предсказан... Она не любит.
Рей шевельнулся, поворачиваясь лицом к будущему свидетелю очередного этапа родственного общения.
–Сейчас ей все равно, – полусонным голосом сообщил юноша, садясь. – Здравствуй, сестренка...
–Чучело, – сквозь зубы прошипела Мэл. На свидетелей, похоже, ей действительно было глубоко все равно. – Зачем ты...
–Мало ли куда ты меня пошлешь? – Рей встал и подошел к застывшей девушке. – Не хочу оказаться слабым в самый неподходящий момент...
–Я как раз и хотела... Чтобы ты больше не чувствовал себя слабым, – она улыбнулась, но было заметно, что за этой улыбкой есть что-то еще. – Нашла того, кто сможет тебе помочь... Но ты уже себя довел!
–Как будто я виноват в том, что у меня остался только этот источник силы, – Рей пожал плечами и картинно отвернулся. – Я согласен. Можешь не спрашивать. И так чувствую...
–Он тебе понравится, – девушка мягко приобняла брата, потерлась щекой о костлявое плечо. – И ты ему тоже...
–Вещи брать? – Юраме вздохнул и одним движением высвободился из объятий. – Мэл, не оправдывай себя. Сейчас ты права...
–Я тебе потом занесу, – пообещало старшее воплощение хаоса. – Ты же сейчас взорвешься...
–Бери, – Рей протянул сестре руку, и они вдвоем вышли в коридор. Судя по всему, чтобы сразу исчезнуть. Вышедший вслед за ними Шульдих увидел лишь не облагороженный чьим-либо присутствием интерьер.
Анонсированный Юраме сюрприз действительно ждал сразу за незапертой дверью комнаты. Посреди потрясающего кавардака, составные части коего не сразу поддавались опознанию, был водружен обыкновенный мольберт. С холста ехидно улыбался оригиналу весьма неплохо выполненный портрет рыжего немца. На фоне безоблачного летнего неба.

В снятом экономной жертвой буфогенной асфиксии номере было в первую очередь тесно. Причем еще до того, как Тсузуки, через зубы поминая секретаря и вечно душащую его жабу, раздвинул на приемлемое расстояние две половины кровати.
Сейчас на одной из половин с ногами полусидел приглашенный специалист. На коленях Ватари лежал ноутбук, сбоку возле подушки – развернутая медицинская карта. Вторую кровать занимали два зрителя. Как известно, вечно смотреть можно на три вещи – как горит огонь, как течет вода и как работают другие. И если два первых зрелища можно легко обеспечить, вызвав Сузаку или Сейрю, то третьего уже намного сложнее добиться.
Асато не подозревал, почему Ватари так быстро согласился помочь с анализом накопанной информации. Впрочем, как известно, меньше знаешь – крепче спишь... А заснуть под нудноватые рассуждения, изредка перемежающиеся ошеломительными фактами – раз плюнуть.
В результате больше половины информации (в основном медицинские и юридические тонкости) прошло мимо сознания дремлющего шинигами. А то, что все же дошло по адресу благодаря крайне шокирующей форме, сложилось в зияющую прорехами, но все же не противоречивую картину.
Юраме, в детстве отличавшийся относительно крепким здоровьем, был уложен на больничную койку стараниями трех учащихся старших классов и одного преподавателя. Эти подонки по пьяной лавочке напали на возвращавшегося домой мальчика, оскорбились фактом оказанного сопротивления... Даже с учетом спортивных достижений школьника силы были неравны.
–Судя по тем статьям, которые сохранились в архиве, – Ватари прокрутил текст чуть ниже, – мнение следствия однозначно. Над ребенком издевались несколько часов, а потом, когда эти ублюдки протрезвели, один из них позвонил в больницу. Если бы этого не сделали, мальчик уже три года назад стал бы одним из нас...
Хисока сдавленно охнул, сложив мысленно кое-что из сухого перечня повреждений. По сравнению с Реем Юраме жертва маньяка с медицинским образованием могла считать себя счастливейшим существом на земле.
Асато также не остался равнодушным. Про себя шинигами решил, что постарается спасти очень ценного мальчика от еще больших страданий любой ценой.
–На суде они утверждали, что мальчик спровоцировал их сам... Ну, твари, по крайней мере, получили по заслугам. А вот теперь перехожу к так заинтересовавшей вас клинической картине. Судя по карте, Юраме в сознание не приходил с момента госпитализации. Но все результаты обследований указывали на то, что его мозг вообще не пострадал, напротив – выявлена нетипичная активность... Все результаты, кроме последних. Два месяца назад обследование повторили... кстати, по настоянию другого врача... и выяснилось, что мозг Юраме якобы полностью мертв. Я бы сказал, что заключение шито белыми нитками.
–Мы так сразу и подумали, – кивнул Хисока.
–В общем, скорее всего, Тайшо подкупила врачей, потому что это было дешевле, чем оплачивать содержание брата, – озвучил напрашивающуюся версию Тсузуки. Удержаться от зевка в конце фразы ему не удалось. – И тем более...
–Рей Юраме был практически здоров, он мог в любой момент очнуться... и вообще, еще немного – и он проснулся бы совершеннолетним. Мотив ясен, – подхватил версию Хисока.
–Я бы посомневался насчет его здоровья, все-таки три года в коме никого не красят, – чуть пригасил энтузиазм коллег Ватари. – Но насчет остального не возражаю. С другой стороны – зачем ей тогда исчезать, оставив дома улики против себя?
–Может, она была уверена, что в дом никто не войдет? Хотя неизвестно, где она взяла тот амулет в конверте, – отставать от старших товарищей Куросаки не собирался.
–У нее был сообщник, – авторитетно заявил Асато. – Контон, «хаос»... Вряд ли это – ее собственный псевдоним. Возможно, он маг. Но деньги и магам нужны...
–Тебе нужно меньше общаться с Тацуми, – Ватари усмехнулся и что-то переключил на ноутбуке. – После его разносов в каждом просыпается экономист... Независимо от того, спал он или давно помер, как в твоем случае. Вы лучше вот над чем подумайте – судя по имеющимся у меня данным, тело Юраме официально нигде не захоронили.
–Да, как-то не вписывается, – разрушение стройной версии вогнало напарников в легкую форму депрессии. – Хотя, может, просто данные неполные...
–Я тоже об этом думал, Хисока. Но больше у нас по этой стороне дела ничего нет, а то, что есть – очень слабо стыкуется между собой. Я тут нарыл кое-что по «Акума системз» – это подразделение крупной компании, занимается в основном производством компьютерных программ – штучных, на заказ, для конкретных целей и нестандартного оборудования, – похоже, Ватари элементарно зачитывал с экрана. – «Акума» в целом – очень разносторонняя компания, не только компьютерами интересуются, но и другими передовыми научными исследованиями, причем не скрывают своего интереса... Но не в этом дело. Угадайте, как зовут председателя Совета директоров...
Эффектная пауза превратилась в затяжное молчание. Наконец Ватари понял, что с этой аудиторией надеяться на высокую скорость реакции бессмысленно.
–Тайшо Оги, – закончил желтоглазый шинигами. – Родной дедушка Наоко. Так что вот вам еще один пинок по вашей версии... извините.
–Ну ладно, ну не из-за денег она его убила, – не сдавался Куросаки. – Но все равно...
–Не все равно, – поправил Ютака. – Что, если кто-то знал о потенциале мальчика? Тот же Тайшо, в смысле Оги... Знаете, как это все усложняет?
–Подожди секунду, – вклинился в разговор что-то серьезно обдумывавший Тсузуки. – Тот самый Тайшо Оги? Ксо...
–Тот самый. На которого сейчас практически никакой компрометирующей информации не осталось, даже в наших архивах... И его не менее интенсивно очищенный сыночек, который в семидесятые чуть не переплюнул своего папочку. Я был уверен, что ты вспомнишь. В конце концов, и в сорок четвертом, и в семьдесят восьмом этой династией подонков занимался ты...
–Старшего Тайшо я бы так не назвал... В конце концов, тогда время было то еще, – Асато откровенно смутился. Хисока смерил взглядом сначала напарника, затем Ватари. И, мысленно на всякий случай кляня себя заранее, коснулся руки Тсузуки.
Поток образов был достаточно сильным, чтобы вычленить и рассмотреть отдельные картинки. Мужчина не старше тридцати лет, в черном мундире, в руке – окровавленная катана... Светловолосая девочка, определенно не японка, заслоняет его... кажется, мужчина – это и есть Тайшо Оги... Голос Тайшо: «Спокойно, Грета, богам смерти ты не нужна...»
Смена плана... Молодой мужчина с неприятным выражением лица, немного похожий на Оги... а еще – на Мураки, только в другой цветовой гамме и значительно моложе. Тайшо Дайске... тасует колоду абсолютно черных карт, нарочито медленно, словно дает кому-то время подумать... Из колоды выпадает сломанное лезвие опасной бритвы.
Видение оборвалось вместе с контактом. Причем Тсузуки явно не заметил вторжения в свои мысли, он просто решил встать.
–Оги все же думал о своей стране... Или о другом человеке. Тогда я ему поверил... и вообще, у меня рука не поднялась, – исключительная нехватка места не особенно мешала расхаживать по комнате для стимуляции мыслительного процесса. Четыре шага в одну сторону, четыре в другую... – А вот Дайске... Его я до сих пор не понимаю. Если Наоко – его дочь...
–Яблочко от яблони, – прокомментировал Ютака. – Червивое от гнилой. И даже не знаю, в каком случае вам двоим следует радоваться... а лично я вот радуюсь тому, что яблоня эта растет не на моем участке. Но вы мне помогли с Киото, теперь моя очередь.
–Ватари, ты просто ангел! – Тсузуки вцепился в спинку кровати, помахивая хвостиком и сияя звездочками в глазах.
–Ну что я, не понимаю, что без меня вам в «Акума системз» соваться бессмысленно? – Ютака удовлетворенно улыбнулся. Теперь можно банально надавить на кое-чью совесть и без вопросов получить добровольца для очередного эксперимента. – Других ниточек у нас все равно нет...

@темы: Фанфики, Yami no Matsuei (Потомки Тьмы), Weiss Kreuz (Белый Крест), R

Комментарии
2011-05-12 в 05:13 

Санси Суймэй
Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение - они сжигают порты, а не корабли.
Правильно говорят - бойтесь своих желаний, они всегда сбываются...

2011-05-12 в 05:54 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Айя Юкимура
Ага. Это фундаментальный принцип бытия. Именно поэтому не стоит растраиваться, если что-то не сбылось или сбылось криво, потому что могло и вот так...

2011-05-12 в 05:55 

Санси Суймэй
Будьте осторожны с терпеливыми людьми. Когда у них кончается терпение - они сжигают порты, а не корабли.
Мэлис Крэш
Ну, у них это очень оригинально сбылось...

2011-05-12 в 06:02 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Айя Юкимура
Зато именно так, как они и хотели)

     

Аниме & Фанфикшн

главная